04 сентября
2446
0

Билингвизм: язык как инструмент, а не цель

Катя Азанова

Живя в чисто русской семье, мой старший ребенок умудрился так заговорить по-английски, что часто предпочитает его русскому. Все как-то само получилось. Мы, конечно, уехали путешествовать, понятно, что без английского ни с кем не поболтаешь. Целый год он проучился в школе, где одноклассники и учителя не знают русского. А еще оказалось, что самыми интересными рецептами для Майнкрафта делятся в видео на английском – пришлось подтянуться. Я давным-давно раздумывала, как буду помогать детям с иностранными языками, все-таки я учитель. Дети росли, мои взгляды на язык и обучение менялись. Сейчас, взявшись за рассказ, я оглянулась назад и поняла, насколько сильно. В очередной раз стало видно, как мы растем вместе.

В основном, рассказ будет касаться старшего сына, Андрея, ему сейчас ровно 8. Младший, Илья, пока только начинает дружить с английским. Ему зимой исполнится 5. Это важное замечание, а то даже редактор в моих сыновьях запутался.

Теперь Андрей общается с народом разного возраста и национальности, чужой акцент его, кажется, совсем не смущает. Научил дядьку с Мальты программировать, рассказал про школу девушке из Израиля, наговорил комплиментов тайскому художнику. Читать вообще не любит, но потихоньку втягивается в этот процесс, по-английски получается лучше, чем по-русски. Вот перевод для него – чистое мучение, все чаще отказывается заниматься этим непонятным безобразием.

Словами запасся хорошо – что в одном языке, что в другом. Области только различаются.

​Например, про вирусы, антиматерию и виды минералов рассуждать лучше по-английски. А вот обед мы планируем по-русски.

Речевых ошибок не делает, язык посреди предложения не меняет. Даже и случаев смешных не расскажешь. Просто он об одном говорит на русском, о другом – на английском. Предлоги, бывает, путает. Например, «Ты на моей команде». Иногда переводит калькой – «Это о чем я говорил», «Это не как здесь нужно делать».

Любит разговаривать со смешным акцентом – разбавляет скучные будни чем-то вроде «Гив ми вотер». Легко и непринужденно выражает чувства на английском, обнимается и шепчет 'I love you'. Сообщишь ему радостную новость, а он – 'I'm going into a crazy mode!', 'What?! What just happened?!'

С орфографией дела не так радужно, потому что он не пишет. Чтобы победить всякие night, their, treasure пока требуется звонок другу.

Как мы, собственно, тут оказались?

Андрюха появился, когда я еще считала отсутствие акцента важной частью знания языка, тренировала артикуляционные органы и думала, как бы поскорее устроить ему постоянное общение с носителями, пока он не перестал быть чудесным природным диктофоном, может выработать идеальное произношение и сродниться с синтаксисом. Вырастет, и не нужно будет высовывать язык трубочкой перед зеркалом.

Выходило так, что нужен родитель-иностранец, англоговорящая няня или садик, где водятся иностранные ребята и воспитатели. Переезжать мы тогда не планировали и родителей тоже решили не менять. Садик и няня казались преждевременными мерами для младенца. Какой садик в 6 месяцев? Ну и няней в студенчестве не особо разживешься. Можно было доверить одному родителю общение на английском и представить, что он по-русски не понимает. Я даже познакомилась с такой семьей, где папу назначили носителем немецкого языка. В результате дочка, правда, выросла с чудесным немецким и только годам к шести поняла, что папа понимает русский.

Смущало два момента: выражать нежные чувства к ребенку на чужом языке – все равно что ходить на костылях, каким бы виртуозом ты ни был; я все еще находилась в плену предрассудков о необходимости идеального произношения и боялась привить человеку свой акцент. В результате остановилась на том, что мы будем читать оригинальные книги, слушать песни и вообще двигаться как пойдет.

Для меня самой в то время оригинальные книги были больше упражнением, чем вещью в себе.

Пока Андрюха был маленьким, этот номер проходил запросто. Он готов был слушать что угодно на любом языке. На «ура» шел О'Генри, учебник по стилистике русского, песни Queen, Рождественская история и повести Довлатова. Когда человек вырос и стал вникать в сюжет, его предпочтение было отдано русским стихам. Английские штуки были задвинуты на задний план.

Лет до трех. К тому моменту у меня появился первый класс. Мои ребята только начинали учить английский. Мы занимались по замечательным учебникам Happy House с мышами и домиками, простенькими песнями и яркими картинками. Перед такими и взрослый не устоит, не то что ребенок. Андрей к ним потянулся и начал было повторять. Но тут нам рассказали, что наш русский требует вмешательства логопеда и с английским стоит повременить во избежание каши в голове и во рту. Сейчас хочется стукнуть себя по рукам за то, что не пошла за порывом ребенка, но тут уж как получилось. Дальше родился младший брат, Илья, и вопрос о занятиях английским перестал иметь первостепенное значение.

Я в то время относилась к языку как к предмету изучения, а не как к средству получения нужной информации. С одной стороны собирала листы заковыристых терминов для универа и ковырялась в разнице определений. С другой – старалась еще раз переварить неродные конструкции и упростить свою речь для учеников. Хотя бы фильмы и книги стали удовольствием, а не педагогическим инструментом. В голове только начала созревать идея о том, что язык, по сути, инструмент, а не цель.

В пять лет мы позанимались с логопедом, русский стал идеальным. И тут мы уехали в Доминиканскую Республику. Приехали туда весной, а осенью договорились отправиться в первый класс международной школы, где преподавание ведут на английском учителя из Канады, США и Британии. Как, уже первый класс? В 6 лет? У меня же еще год, чтобы стать серьезной женщиной и мамой первоклассника. Пообщаться с директором мы пришли с нулевым английским. Нам посоветовали хоть немного подтянуться дома, чтобы ребенок не совсем растерялся в первое время. Я попробовала стать домашним учителем, но занятия больше походили на пытки инквизиции. Мы помучались и больше так не делаем. С той поры Андрей утверждает, что Yellow Submarine – его любимая песня. Жаль только, слов и мелодии не знает.

Посреди лета мы месяц походили в летний лагерь

Там рассказали, что воды ребенок попросить умеет. И то хлеб – можно выдохнуть. Еще я пробовала «дружить» детей с англоговорящими соседскими. Почему-то они никак не дружились. Хотя я всю жизнь слышала, что могут играть с кем угодно, невзирая на язык. А за весельем язык сам прилипает как по волшебству. Мои мальчишки оказались какими-то нелипкими. А вот мозг здорово пух от попыток играть с разными людьми на разных языках.

К началу учебного года Андрей знал пару фраз, цвета и, кажется, считал. Проще сказать, что английского он не знал. Пришел в школу и растерянно слушал вступительную лекцию от классного руководителя. Дальше он продолжил молчать. Молчал долго и упорно, до зимы. Домашние задания делала с ним я, он просто копировал эти непонятные значки и наизусть заучивал фразы для выступлений. Есть у него такая особенность, если не знает наверняка, ничего не скажет. Вот бывает кто-то болтает без устали, не обращая внимания на ошибки. Это не про Андрюху, он, пока точный ответ не найдет, рот не откроет. Но ему неимоверно повезло встретить в классе лучшего друга, русского мальчишку Рафаэля, который уже познакомился с английским и очень Андрею помогал. Помогал и наш замечательный учитель, и вся атмосфера школы, где каждый ребенок и каждый взрослый очень хорошо понимают, как нелегко с чужим языком. Поэтому поддерживают ребят, для которых английский неродной.

К Рождеству вдруг заговорил, это, правда, казалось волшебным. Начал он с названия игр, всяких детских считалок, потом стал приносить слова для новых понятий, которые только что выучил. Потом стал пересказывать целые уроки, чтобы не перескакивать с языка на языка по ходу рассказа. «Давай поиграем в catch a mouse?», «Ну вот эта вот larva у жука», "You know in Korea they have all sorts of weird food". По ходу дела мы, русские мамы, просили все переводить. Ребята были прекрасны и утирали нам носы, переводя смыслы, а не отдельные слова.

Илья, между прочим, от испытания школой наотрез отказался. После месяца дошкольной группы стал громко возмущается, и мы ушли в русский садик. Ему было два с половиной года, и люди только начали понимать его русский. Похоже, он не хотел так просто сдавать завоеванные позиции. Вообще было бы удобней сначала прийти в садик, а не так, как Андрей, сразу получить лавину домашних заданий и всевозможных проектов. Зато дома Илюха старался наверстать упущенное и старательно играл в учебу, разбирался с цифрами и буквами по-английски, чтобы от брата не отставать. В результате считать стал по-английски и не очень соображал, что это за «четыре пальца, когда тут four».

Мои отношения с языком значительно изменились после переезда из России. Стало окончательно ясно, что главная цель – понимать и чтобы тебя понимали, все остальное от тщеславия. Чаще всего не нужны сложные грамматические конструкции (проще надо быть), вылизанное произношение и верные интонации (мы же не Штирлицы, чтобы маскироваться под носителей, достаточно просто говорить внятно). А вообще я просто стала поглощать в разы больше информации на английском, просто потому что новой хорошей информации по интересующим меня темам больше на английском. Испанский выучился каким-то совершенно дикорастущим образом: пока Андрей нырял в англоязычную среду, я встретилась с испанским. До сих пор он у меня в каком-то недоразвитом состоянии – не знаю грамматики и писать не умею, но волшебным образом могу общаться с людьми, мы друг друга понимаем, и каждый раз разговор на испанском – небывалая радость. Вот здесь и кроется мое главное открытие. Я наконец-то прочувствовала, что можно знать много языков, просто степень этого знания будет различаться в зависимости от обстоятельств.

К концу учебного года вопрос встал не только о понимании материала, но и о прохождении аттестации. Отдельных тестов для русских детей никто не готовил, и за Андрея классный руководитель немного переживал. Оказалось зря, с аттестацией он справился и получил рекомендацию для перевода во второй класс. Мы тогда уже знали, что из школы уйдем, но аттестат на всякий случай захватили. Чтобы беседы в различных инстанциях проходили приятнее.

Летом мне стало казаться, что достижения в языке такие хрупкие, что быстро забудутся, если не поддерживать их. Андрюха сумел меня разубедить уже в сентябре. Английский у него окреп и начал расцветать без особого вмешательства родителей. Тут и начинается самое интересное. Мы с папой ровным счетом ничего не инициировали. Обстоятельства сложились так: понадобится Андрею английский – само выучится. Школа нам, конечно, помогла и дала Андрюхе минимальный необходимый набор фраз. Но то, что он потом узнал сам за короткий промежуток времени, поражает воображение.

Андрей очень увлечен Майнкрафтом, это игра-песочница, где можно бесконечно строить что угодно. Самым интересным и удобным способом узнавать об инструкциях, советах и новостях оказались видео. На русском информации было мало, и Андрей постоянно тыкался в англоязычные. Сначала, кажется, терпеливо смотрел и не понимал. Потихоньку разобрался и втянулся окончательно. Потом случился любимый фильм Pacific Rim. И это был первый раз, когда мамина челюсть потянулась к земле. После пары-тройки просмотров Андрей стал увлеченно обсуждать со мной сюжет, в подробностях описывая, как на дне океана образовался пространственно-временной разрыв.

А потом уже процесс было не остановить. Постепенно подключались образовательные программы, вроде TED-Ed и Brain Pop, все те штуки, которые Андрей посмотрел без меня. Я сейчас буду непатриотична, но большинство игр, образовательных и развлекательных программ, фильмов, приложений и видеоканалов – на английском. Я даже целенаправленно ищу все то же самое по-русски: Илья-то с английским не дружит. Но каждый раз останавливаюсь на том, что лучше буду ему переводить и пусть «втыкает». Поэтому, извините, но считает Илюха по-английски. То есть он может и по-русски, но это перевод. Из русских у нас остались советские мультфильмы, «Маша и Медведь», «Смешарики», стихи, аудиосказки, переведенные популярные мультики и старинные фильмы BBC. Нет, ну серьезно, я прекрасно представляю, сколько времени занимает качественный перевод. С сегодняшним ритмом жизни это похоже на вечность, если говорить об актуальных новостях. А художественные переводы, равноценные оригиналу, вообще по пальцам одной руки можно пересчитать.

Что значит наше с папой ничегонеделание во всем этом?

Мы смотрим и читаем все, что нам интересно, на языке оригинала. Будет русский, прочитаем на русском. Но большая часть информации, какую область ни возьми, оказывается на английском. Просто потому, что английский понятен более широкой аудитории. У русского языка осталась ниша классики и специфических новостей. Дети, конечно, не видят, что там родители читают. Но мы постоянно готовы обсудить то, что знаем, на обоих языках. Британский сериал и голливудский фильм мы смотрим рядом с ними по-английски. Подборку научных открытий за неделю показываем на нем же. Иногда переходим на английский в разговоре друг с другом, но это очень редко (бррр, странное ощущение). В основном нагло воруем из английского отдельные слова, лучше отражающие понятие. Мы знакомы с кучей иностранцев, не обязательно британцев или американцев, все равно встретимся посередине, в области английского. Это даже здорово. А то меня разные акценты смущают, пока не привыкну, а Андрей и глазом не моргнет.

Вот еще проблемы простых смертных, которых у Андрея нет. Сейчас я буду очкастой занудой, можно?

  1. Умение чувствовать разницу между простым и длительным временем, простым прошедшим и перфектным: He runs every dayHe is running on the field. He did it yesterdayHe has done quite alright.
  2. Проклятое окончание третьего лица у глаголов в единственной форме проскакивает так, что он и не замечает. Не понял, вот, зачем я попросила его сказать: They run every day, She runs every day.
  3. Неличные формы глагола, инфинитив, герундий, причастие: It launches Godzillas instead of launching rockets.
  4. Согласования времен: He said that he would go there the next day.
  5. Всякие хитрости вроде выражения будущего времени формой настоящего: We are going to the pool tomorrow.

Все, подопытный сбежал, сама я дальше не помню, можно выдохнуть.

Инструменты

Дальше будет абсолютно неструктурированный список того, что мы поглощаем. Всякий намек на полноту, завершенность, особый смысл и иерархию случаен и не имеет ко мне ни малейшего отношения.


Сайты

Brain Pop – сайт с уроками-мультфильмами по разным разделам человеческих знаний, ассистирует в рассказах смешной робот, а в конце видео можно пройти тест. У них и приложение есть для айпада.

TEdEd – это не совсем взрослый Тед, тут живут забавные мультфильмы, которые могут ответить на животрепещущие вопросы. Наша любимая серия про научный подход к супергероям.

Длинные фильмы у нас не прижились. Но есть один любимый, про молодую Землю.

Вот о чем может рассказать капитан международной космической станции Крис Хэдфилд. Например, о том, как спят космонавты или готовят космическое бурито.

Тут можно больше узнать про наномир, у них тоже есть приложение с набором забавных видео: whatisnano.org


Игры

Их Андрей обнаружил сам, прислушиваясь к советам бывалых.

  1. Space engineers game
  2. Kerbal space program
  3. Robocraftgame

Майнкрафт достоин отдельной главы. Вот гуглозапрос, чего там можно натворить.


Видеоканалы

Тут наши предпочтения не так важны. У всех ведь разные интересы. Но вот, например.

Андрюхин список:

  1. Stampylonghead
  2. PopularMMOs
  3. VanossGaming
  4. The King of Random
  5. Minecraft Universe
  6. JANGBRiCKS
  7. CodeCrafted

И мои к нему добавления:

  1. Bill Nye
  2. Space&Universe
  3. TED-Ed

Приложения

Так-с, приложения. Их у нас бесконечное количество. Каждую пятницу выходят новые, мы их с нетерпением ждем, просматриваем и делимся с мальчишками. Тут совершенно случайный набор. Хороших, конечно.

Дошкольные:

  1. iTrace для постановки письма
  2. Tally Tots, счет и первые операции, Илюхина бессменная любовь
  3. GazziliWorld – слова, формы, цвета, природные явления
  4. Замечательная обезьяна чему только не учит

Программирование:

  1. Hopscotch
  2. Tynker
  3. My robot friend
  4. Scratch

Художественные:

  1. Start with art
  2. Together
  3. Draw the Line
  4. Auryn Ink

Квесты, чтобы мама сидела рядом и не сбежала:

  1. Tiny Space Adventure
  2. Machinarium
  3. Botanicula
  4. Hungry Shark Evolution
  5. Cut the Rope

Отдельного пункта заслуживает приложение Epic! – бездонное хранилище книг.

Есть мнение


Автор: Ксения Савенкова

Марина Федорова

Мама двух дочерей-билингв, руководитель группы в ВКонтакте, автор блога

«Если ребенок воспринимает передаваемую ему информацию с легкостью, быстротой и радостью, то почему мы называем это ранним развитием, а не своевременным гармоничным развитием?»

Я начала общаться со старшей дочерью на иностранном языке, когда ей был год и три месяца, когда увидела у нее ответную полноценную реакцию на обращенную к ней речь. Младшей же в этом смысле повезло больше, потому что она слышала много французской речи из моих уст во время наших с Алисой игр, а также из разных песен и колыбельных.

На мой взгляд, если билингвизм, раннее развитие – лишь способ удовлетворения родительских амбиций без внимания к потребностям ребенка – это плохо. В этом я и вижу основной недостаток подобной системы общения с ребенком. Если же изучение второго языка и обретение прочих умений в раннем возрасте проходит для ребенка в дружелюбной для него атмосфере, то почему бы и нет? Но тогда возникает вопрос: если ребенок воспринимает передаваемую ему информацию с легкостью, быстротой и радостью, то почему мы называем это ранним развитием, а не своевременным гармоничным развитием? Я считаю, что если ребенок говорит на двух и более языках в раннем возрасте – это здорово. В том случае, если не возникают проблемы в общении со сверстниками и родителями, желающими во что бы то ни стало его этим языкам обучить.

И еще один момент, которому я в последнее время уделяю большое внимание, – это эмоциональное развитие ребенка. Если сосредоточиться на чтении, счете и прочим высшим премудростям за счет творческих занятий, отвечающих как раз за эмоциональное развитие ребенка и его творческий потенциал, развить его будет куда сложнее в будущем. И лично мне хотелось бы, чтобы мой ребенок вспоминал свое детство раскрашенным в яркие краски, лоскутки и поделки с запахом домашней выпечки, озвученным приятной качественной музыкой, в идеале – живой.

Любовь Крихели

Мама сына-трилингва и дочери-билингвы:

«Каждому из языков необходимо уделять равное количество времени и внимания, тогда и не будет различных нежелательных эффектов»

Мы живем в Канаде уже четыре года, поэтому билингвизм в нашем случае просто неизбежен. Два года мы жили во франкоязычном Квебеке и вот уже два – в англоязычном Калгари. Сын учится здесь во французско-английской школе. С дочкой сидим дома и общаемся только по-русски, однако тех часов, что она проводит вне дома на развивающих занятиях или просто на площадке, вполне хватило для умелого общения на английском. Я не вижу минусов в таком явлении, как билингвизм/трилингвизм – исключительно плюсы. Но надо сказать, что каждому из языков необходимо уделять равное количество времени и внимания, тогда и не будет таких нежелательных эффектов, как замещение некоторых слов словами на другом языке, заимствование окончаний, приставок из другого языка и т. д.

Оксана Мешкова

Директор школы иностранных языков Hogwarts.

«Работа с малышами — это как театр: можно провести одно и то же занятие два раза подряд, но детки никогда не заметят этого»

Мы занимаемся с детками от четырех лет, но, как я вижу по ним, можно начинать уже с трех с половиной. В этом возрасте они довольно хорошо разговаривают. Я считаю, что учить язык лучше с детского возраста, чем со школы. Это не противоречит природе, ведь ребеночек начинает сначала разговаривать, не зная грамматики, а лишь потом изучает последнюю в школе. То же самое происходит и с иностранным языком. Что касается проведения самих занятий, то они возможны только в устной форме: мы учим простейшую грамматику и лексику по песням (стихи им тяжелее выучить, а вот песни запоминаются легко). Это максимум работы преподавателя, конечно же, занятие только в игровой форме, с упражнениями, где задействованы тактильные ощущения: детки послушали, потрогали, проговорили, увидели. На каждом уроке у нас всегда присутствует так называемый handcraft – различные легкие поделки.

В идеале, конечно, вести занятие нужно только на изучаемом языке. Работа с малышами – это как театр: можно провести одно и то же занятие два раза подряд, но детки никогда не заметят этого. Что касается билингвизма, то я поддерживаю явление, когда ребенок живет в среде билингвов (с мамой общается на английском, с папой – на французском например). Но это должна быть постоянная среда, постоянное общение на языках. Если этого нет, то ребеночек будет знать только отдельные слова, но разговаривать на языке не будет.

Елена

Преподаватель английского языка

На мой взгляд, намеренно обучать детей иностранному языку с младенчества – зачастую прихоть родителей (исключение – семья, уезжающая за рубеж: тогда понятно, зачем это надо). Конечно, у деток гибкий ум, он впитывает, как губка. Но для гармоничного всестороннего развития существует музыка, логика, рисование – я за то, чтобы начинать все это с раннего возраста в форме игры. Безусловно, среди прочего ребенок может (как делали и мы в нашем детстве) в процессе лепки из пластилина или сборки конструктора смотреть обучающие мультики (как наш дорогой «Маззи» например) – и будет запоминать веселых героев, иностранные слова и картинки – что важно – если ему будет это нравиться! Но основные возможности, которые открывает язык, – это общение с другими людьми и возможность читать литературу в оригинале.

Если ребенок живет в российской семье, а выезжает за рубеж только на отдых, в таком случае в два-три года он вряд ли заведет беседу с малышом из Лондона о песочке и медузках. Если начать учить в 2–3 года, то к 11–12 годам результат будет такой же, как если начать в 6–7 лет, в этом возрасте ребенок уже фиксирует в голове, что есть другие страны, другие языки и быстрее все запоминает, так как видит в этом смысл, интерес! Вспоминая свою историю, могу сказать, что в моей английской спецшколе изучение языка начиналось со второго класса, при этом к пятому классу мы свободно могли общаться за границей, к девятому – все нормально сдали FCE. Кроме того, сейчас сильно ухудшилось знание родного русского языка у школьников, многие дети не любят читать, не умеют красиво писать и говорить на русском. Нужно сначала все-таки дать ребенку инструмент для получения новых знаний – русский язык, тогда иностранный в 6–8 лет станет интересным приключением, быстро выучится и отлично применится на практике.

Маргарита Попкова

специалист по работе с детьми, «Бэби-клуб» в Медведково

«Про билингвизм мы можем говорить только тогда, когда один из родителей владеет разговорным языком и в общении с ребенком использует только этот иностранный язык»

Знакомить детей с иностранным языком можно двумя способами: через специальные занятия и через жизнь, в которой они постоянно слышат и, по возможности, используют язык. Конечно, больше результата мы получим при начале обучения деток до трех лет. В этом возрасте малыши заинтересованы во всем, что мы им предлагаем. Но нельзя забывать, что ведущая деятельность у дошкольников – игра, то есть обучение, как в школе за партами, отложим лет до семи.

На занятиях с малышами в ход идут и активные, и настольные, и ролевые игры, инсценировки, песни с движениями. Используйте как можно больше музыки и наглядности (в особенности муляжи, так как задействованы не только зрительные, но и тактильные анализаторы). Также дети нуждаются в постоянной смене деятельности (каждые 3–5 мин), так как они не могут долго удерживать внимание. На успеваемость, конечно же, влияет и частота занятий. В идеале, это каждый день около 20 минут. Всё описанное выше относилось к первому способу обучения языку – занятиям. А про билингвизм мы можем говорить только тогда, когда один из родителей владеет разговорным языком и в общении с ребенком использует только этот иностранный язык. Естественно, этот вариант дает ребенку больше шансов заговорить на нем.

Коментарии0
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
Интервью
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
«Купить шалаши-вигвамы-палатки» — так формируют свой запрос большинство родителей при поиске игрового жилища для своих детей. Не всегда это приводит к достойным результатам, потому что настоящие индейские домики называются ТИПИ. Или даже TEEPEE. И одним из лучших в производителей типи в мире можно без лести назвать Вову Гроза — мужа, отца, автора бренда TEEPEEKEE, который превратил свой опыт и любовь к дизайну в качественный продукт для детей.
Редакция