01 ноября
2596
1

Интервью: «Оправдать ожидания окружающих или сделать то, что хочешь ты сам? Дайте-ка подумать…»

Фотограф: Алинуте Шильжявичюте.

Текст: Мария Лебедева

Интервью: Александра и Алексей Кандауровы

Ну что, скучали по нашим счастливым семейным историям? Вот вам еще одна. Пара. У которой пара. И еще одна пара детей. Итого три мальчика — Антон (27), Тимур (4) и Захар (1). И три девочки — Юля (29), Кира (7) и Эля (5).

Ребята, расскажите о себе, об истории вашего знакомства…

Юля: Я родилась в Казани, до 16 лет жила в Швеции, а потом мы вместе с родителями переехали в Москву, где я окончила школу и институт. По образованию я политолог-международник. После института работала в посольстве Швеции, но недолго. Начиная с третьей беременности я уже не работаю.

Антон: Мне 27 лет, я родился в Ярославле и в 18 переехал в Москву — очень хотелось учиться. Сразу начал работать. В 19 лет мы познакомились с Юлей, через 2 недели начали жить вместе, а через три месяца Юля забеременела, поэтому пришлось сменить курс — вместо «где попало» я начал работать у ее отца. Стало очевидно, что ответственности прибавится и нам надо стараться. И нам до сих пор нравится быть ответственными родителями. Нам очень часто задают вопрос о том, жалеем ли мы, что в таком возрасте с утра до вечера с детьми и не можем тусоваться, как большинство людей нашего возраста. Я всегда мечтал быть молодым отцом, и я давно-давно держу в голове идею: мне 38 лет, мои дети самостоятельные, и наступило долгожданное время, когда я могу оторваться! =)

Три месяца после знакомства. Как вы решились так скоро на первого ребенка?

Юля: Да мы не особо и решались =)

Антон: Не думали о плохом и наперед, ничего не планировали и не переживали. Возраст был такой, ветреный… И когда Юля забеременела, вопрос выбора и так не стоял, а она еще добавила: «С тобой или без тебя, но этот ребенок у меня будет!»

И так как ты хотел быть молодым отцом…

Антон: Я с одной стороны мечтал, да, а с другой не верил, что вот сейчас, в 19, у меня будет ребенок… Но так сложились звезды. Страха не было, а уверенность, что все правильно, при этом не подкрепленная ничем, была.

Говорят: Бог дал ребенка, Бог даст и на ребенка. Так оно все и складывается.

Был один ребенок — жили за городом, второй — переехали в жилье побольше и живем в квартире, родились третий и четвертый — появилась большая семиместная машина. Как будто ведет что-то. Или кто-то. Я вообще верю в то, что все предопределено.

Юля: Моя мама переживала очень, что я выхожу замуж так рано, что перспективы довольно сомнительные… А я всегда знала, что у нас будет все, и это только вопрос времени.

Антон, а чем ты занимаешься сейчас?

Антон: Сейчас у нас нефтяной семейный бизнес, а я покупаю и продаю. Иными словами, я трейдер.

А Юля дома с детьми?

Юля: Да, я дома, и, должна признаться, у меня была какое-то время назад дилемма, что же сделать — оправдать ожидания общества, поддавшись его давлению, или делать то, чего мне хотелось самой. С одной стороны — «Надо добиваться чего-то! Карьера! Рост!», а с другой — я осознала, что мне комфортно дома. Ну никак мы не избавимся от стереотипа, что если ты сидишь (что уже само по себе смешно, кто ж посидеть позволит) дома, значит, ты деградируешь.

Причем это мнение озвучивают люди, работа которых состоит в том, чтобы прийти, перевернуть бумажки, попить чайку с коллегами за сплетнями и пойти домой, чтобы посмотреть телевизор. Правда, странно? Я деградирую, а они нет =)

Но мы эту дилемму разрешили. Сейчас я живу той жизнью, которой я хочу. Мне интересно заниматься детьми, проводить с ними как можно больше времени, путешествовать — а мы путешествуем очень часто. И никакую работу с этим не совместить. Когда в моей жизни было посольство, я чувствовала, что пропускаю все самое важное в жизни детей. Поэтому я совсем не жалею, что мои будни не состоят из дома-офиса-дома. Сейчас я расту намного быстрее, чем если бы каждый день приходилось суматошно работать.

И опять же можно сосредоточиться на беременности, да? Как они у тебя протекали?

Юля: Относительно легко. Все наши дети появлялись на свет чуть раньше времени, а Захар перепрыгнул всех: родился в 32 недели. И если бы можно было рожать без вот этих 9 месяцев, детей бы у нас было намного больше =) С каждым малышом я все больше понимаю, какая глобальная штука роды.

Вы сторонники традиционных?

Юля: Во время первых родов в силу молодости пришлось положиться больше на опыт родителей: я рожала в клинике, которую посоветовали наши знакомые. А последний раз я собиралась рожать дома, но все началось слишком рано, и мы поехали в ближайший роддом.

То есть ты рожала бесплатно?

Юля: Да, и особой разницы не вижу. Единственное, за что я вижу смысл «побороться», так это за то, чтобы папа был рядом в самый ответственный момент. Потому что это очень важно. Антон был с нами на первых двух, а на последних нет, потому что все случилось неожиданно. Мы приехали в роддом, чтобы меня положили на сохранение, в три ночи Антон уехал, а в четыре я ему позвонила и сказала, что он опять стал папой.

Антон, расстроился?

Антон: Если честно, то не мог поверить, потому что срок такой маленький. Был как в тумане…

Юля: В первые сутки нам вообще ничего не говорили, потому что было непонятно, будет ли вообще наш мальчишка жить, трое суток не делалось ничего, нам показывали сына ненадолго и «успокаивали» тем, что в любой момент… У моей знакомой родился мальчик на 34 неделе, все было нормально, а потом случилось кровоизлияние в мозг. Так что мы понимали, что риск огромен. Но малыш наш был просто бойцом.

Есть ли теперь страх, когда думаете о будущих детях?

Юля: Определенные опасения есть. И их не может не быть, когда все дети рождаются не в срок и с каждым разом все раньше и раньше, но тут уж как будет.

Читали что-то перед родами о материнстве, воспитании детей?

Юля: Сирсов (прим. ред. — «В ожидании малыша», Уильям и Марта Сирс). То есть читали мы много чего, но по духу Сирсы оказались ближе всего.

Что-то из прочитанного удалось применить на практике?

Юля: Какие-то глобальные вещи, например кормление или совместный сон, делались интуитивно, но было приятно, что есть книга, в которой подтверждается, что это важно. То есть существуют какие-то вещи, которые ты бы не стал делать, ориентируйся ты на свое окружение. То же грудное вскармливание. Смотри я по сторонам, я бы кормила детей до трех месяцев максимум, а по собственной воле получалось до года, и то потому, что наступала следующая беременность =) Меня так все знакомые и называли — африканская женщина. Будь у меня тогда доступ к интернету, как сегодня, все было бы иначе.

Ну, дети другими бы вряд могли получиться другими… Кстати, расскажите про детей, их характеры… Они же все разные!

Юля: Это точно! Я по старшинству расскажу. Кира у нас спортсменка, комсомолка и красавица, ей не чужд синдром отличницы: невероятно вдумчивая, ответственная, спокойная и заботливая. Она очень взрослая, всегда отстаивает свое мнение и требует уважения и признания своей индивидуальности.

Эля у нас самая драматичная, театральная актриса, но более вдумчивая, чем Кира, более скрупулезная. Мечтает стать врачом или ученым. Она уже планирует свое будущее, придумывает имена своим детям, знает, сколько у нее их будет, как будет их растить. Она по-другому совсем мыслит. И она умеет очаровывать, то есть обычно люди всегда обращают внимание на Киру, но быстро «переключаются» на Элю, потому что она умеет расположить к себе.

Самый близкий мне, такой, «мамин» (не скажу «мамин сын»), у нас Тимур. Нежный и любящий, весь такой правильный и ответственный, вдумчивый и вежливый. Для мальчика он очень спокойный в отличие от Захара, который у нас мужик: ломать, крушить — это к нему, потому что ребенок очень темпераментный, с огромной волей.

Антон: Кира у нас книгочей. И себе сама читает, и младшим. Я, к сожалению, пропустил из-за работы момент, когда она начала, но сейчас она читает больше меня. Для меня это удивительно, это такой прогресс. Она наша большая помощница. Ну это понятно: чем старше дети, тем больше они включаются в процесс помощи родителям. Помыть, подержать, покормить младших… Это все запросто.

Юля: Кира старшая, поэтому о ее характере мы можем сказать больше. Она у нас очень спортивная, как папа — спорт очень хорошо идет, все получается. У нее девиз «Только вперед!», а у Эли — «Если не участвовать, то и не проиграешь». Я такая же в детстве была =)

Антон: А театральность проявляется в том, что если все-таки участвуешь и не выиграла, то приза можно добиться слезами =)

Это такие, невоспитываемые вещи =) Верите в воспитание?

Юля: Чем дальше, тем меньше. Я думаю, что детям нужно просто не мешать, а давать развиваться. Когда я смотрю на детей, я понимаю, что они просто нереальные создания. Часто вижу, как родители пытаются что-то вылепить из них, а мне хочется, чтобы они остались такими, какие они есть, со своими чертами, они ведь такие особенные!

Какие-то тяжелые воспитательные моменты остались в памяти?

Антон: У Эли (и у нас соответственно) был тяжелый период с 2 до 3 лет, когда она постоянно капризничала, дралась, и мы даже хотели к психологу сходить. Была катастрофическая ревность на фоне появления Тимура…

Юля: И началось все с роддома. Мало того что Тим родился тоже раньше срока, у него еще обнаружились проблемы с почками, и мы лежали в больнице по 2–3 недели. Когда я уезжала в роддом, наша девочка была общительной, все было в порядке. А потом одно наложилось на другое — меня долго не было, ушла наша няня, которая присматривала за Элей с рождения… Это был непростой момент. Но мы его переступили. А так, понятно, что не всегда легко. Из кризиса трехлеток не вылезаем, и они передают его как эстафету =) Год назад было тяжело с Кирой, постоянные конфликты, а сейчас сложнее всего с Захаром — он очень темпераментный, и его много! Тимур у нас был и есть самый спокойный и легкий…

Юля, тебе удается какие-то дела без детей? Кто-то помогает?

Юля: К нам приходит помощница два раза в неделю и два-три раза в неделю няня. Я стараюсь планировать дела в те дни, когда она приходит. Она очень выручает, конечно, потому что даже забрать всех детей откуда бы то ни было, не таская на себе Захара, это уже хорошо. Или элементарно постричься или в магазин сходить. Мне кажется, что проблема у многих родителей в том, что они взваливают на себя все дела. Я сейчас не про бытовые моменты, не про помощников про хозяйству. А про сознательную изоляцию детей от родственников например, чтобы родители могли доказать кому-то, что могут все сами? Мне очень нравится, когда бабушки и дедушки принимают участие. Мама Антона живет далеко, и мы иногда отправляем к ней старших, а мои стараются выходные забирать детей на дачу, где они играют в гольф, занимаются. Всем им такое общение дает невероятный опыт. Захар маловат пока для таких выездов, но зато мы стараемся путешествовать все вместе…

Путешествуете много? Есть у вас какие-нибудь любимые страны?

Юля: У нас есть места, куда мы любим возвращаться. Но каждый год мы открываем пару новых. У нас три-четыре длительных поездки в год. А с этого года мы начали целенаправленно выбираться на зимовку: «пропустили» Москву с середины декабря до конца февраля.

Все вместе ездили?

Антон: Без меня, я работаю. Я хоть и провожу процентов 90 времени вне Москвы, «числюсь» я все-таки там.

Юля: Да, папа у нас наездами. В этом году мы уедем в конце декабря, а вернемся в конце марта.

Антон, радуешься, что можно хоть немного побыть в одиночестве?

Антон: У одиночества есть свои плюсы и минусы. Когда у тебя столько детей, ты отвыкаешь от тишины напрочь. И, казалось бы, вот она — бери, а не надо. Приходишь домой, их там нет, и очень грустно. А плюс в том, что дом становится место для сна и я могу работать круглыми сутками.

Юля: Антон большую часть времени в командировках. Пока мы с детьми в прошлом году были в Таиланде, он успел съездить в Сингапур, а потом в Дубай, Владивосток, на Камчатку, в Лондон…

Антон: Я буквально полжизни провожу в самолете. Так что это не совсем даже одиночество.

Не присмотрели за многочисленные поездки местечко, куда хочется переселиться навсегда?

Антон: Такое множество поездок дает понимание, что хочется жить там, где всегда тепло и где есть вода — океан, море или озеро. Воду нужно видеть обязательно. Чтобы просыпаясь, ты выходил на балкон и мог насладиться. По большому счету любая смена места жительства упирается в меня и мои возможности. Можно уехать прямо сегодня, бросить тут все, но что будет завтра? Дети не привязаны к школе, жену не держит работа. Поэтому уехать, конечно, хочется, но зачем, когда мы и так большую часть времени путешествуем, просто наша «база» в Москве, и на нее мы всегда возвращаемся.

Юля: Я сама выросла за границей и считаю, что для человека очень важно иметь возможность пожить в разных культурах. Просто понимать, что бывает по-другому. Это важно для развития. Я не ставлю цели уехать навсегда и никогда не возвращаться. Но пожить в другом месте мне кажется хорошей и полезной идеей.

А тут все устраивает?

Юля: Мало кого все устраивает.

Антон: Сравниваешь, как складываются какие-то базовые ситуации в разных странах, и понимаешь, что вот тут можно жить, а вот тут — только выживать.

Например, в Швеции, где мы бываем каждое лето, ты можешь в любой сезон выйти на улицу с коляской и не думать, как же ты затащишь ее в автобус.

Потому что автобус опускается к бордюру. В Москве я даже не представляю, как оказаться внутри автобуса с ребенком в коляске. А если это зима? Поднял ее — весь испачкался.

Юля: Мы очень любим Москву, но этот город — казалось бы, самый «продвинутый» в России, совершенно не приспособлен для жизни с детьми. А что говорить об остальных…

Антон: Да, город невероятно красив даже в сравнении с мировыми столицами, но какие-то даже банальные вещи совершенно не продуманы. Но это дом, плохой или хороший, но мы всегда возвращаемся сюда.

Юля: У нас в Москве родные, друзья, все устаканено. Но за предыдущие два года мы больше времени провели вне дома...

При этом вы политически активны?

Юля: Как и все люди, которым не все равно. Петиции, выборы… Эти моменты для нас принципиальны. Обязательно участвуем, ходим, используем свои голоса как инструмент, с помощью которого можно хотя бы попытаться что-то изменить. На митинги не ходим, потому что нас просто нет в городе и потому что с детьми не походишь особо.

Антон: Мы верим, что любые изменения надо начинать с себя! Я как-то задал себе вопрос: «А что ты сделал для того, чтобы что-то изменить?». И понял, что ничего. Поэтому теперь встаю, хожу, участвую, двигаюсь и не рассуждаю попусту. Последние московские выборы показали, как меняется сознание людей…

А в отношении семейных ценностей оно меняется? Или многодетность всегда повод пожалеть?

Юля: По ощущениям — с этим у нас плохо. Потому что слова идут вразрез с делом. С одной стороны семья — это прекрасно, рожайте больше, а с другой — полное противодействие. Даже нас кто-то то поздравляет с тем, как много у нас детей, но вместе с тем и осуждает. То есть получается, что семья — ценность при условии достаточного материального обеспечения. Нет дома, дачи, машин? Куда тебе детей… Тут я за всех женщин возьмусь сказать.

Помимо «материального» давления существуют и другие его виды: ты должна быть и мамой, и карьеристкой, и хорошей хозяйкой обязательно, и еще при этом выглядеть хорошо, но помогать тебе никто не должен.

Все вокруг только чего-то ждут. Но вся проблема в том, что мы сами ставим себе границы и пытаемся следовать за этим общественным мнением, а иными словами — потакаем давлению. Вот это тот момент, в котором надо начинать с себя.

Антон: Раньше люди меньше думали и больше делали. Понятно, что детская рождаемость была выше потому, что и смертность не отставала, но жили же как-то, и многодетных семей было больше. Сейчас я прихожу в ЗАГС за свидетельством о рождении, а на меня смотрят «полтинниками»: «Такой молодой, а уже столько…» А на Кавказе бы удивились? А в Москве сколько людей, которые живут в отличных от наших условий? И ведь живут, справляются… Все ограничения в голове.

Юля: В случае с многодетными семьями стереотип всегда один и тот же: как семья выживает, кто воспитывает детей — ведь на них нет времени. Меня это просто возмущает, потому что люди не думают о том, что дают друг другу дети. На примере наших детей я могу сказать, что, возможно, они дают друг другу больше, чем мы им! Тут словами не описать — только примером быть…

Антон: Когда у нас родилась Кира, мы жили в доме, не в квартире. Заходишь в комнату, а она одна сидит и играет. Слезы наворачивались, так хотелось, чтобы не одна… Второй, третий, четвертый… Сейчас они возятся все вместе, и у младшего уже другое отношение — он может часами с ними копошиться, а ему только год. Кира так не смогла бы, просто не привыкла. Когда их много — это бесценно!

Определенно, в обществе существует стереотип: если детей много, то родители если не священники, то люди воцерковленные. А у вас как с верой?

Антон: Да столько смешных случаев с этим связано. Юля как-то шла с тремя детьми по улице, и к ней подходят и спрашивают, не священник ли ее муж? И она такая — с тату, в открытом платье. Короче, многодетность очень странно воспринимается. Все говорят, что мы молодцы, а на деле смотрят странно… В какую-то конкретную религию мы не погружены, но я уверен в том, что есть что-то или кто-то, кто предопределяет события в твоей жизни.

Юля: Но у нас есть вера. В то, что нужно быть хорошими людьми и помогать другим по мере возможностей.

Антон: Принцип бумеранга всегда срабатывает.

Юля: Кармические вещи мне очень близки. А организованная религия меня всегда как-то немного смущала. У меня есть вопросы, когда ее ограничения встают между двумя любящими людьми, пусть даже одного пола. Так что можно сказать, что у нас своя религия. Все наши дети крещеные по инициативе бабушек.

Антон: Мы три года искали крестных, а моя мама разузнала, и оказалось, что никто, кроме детей, не нужен, и покрестила их разом. То есть мы даже детей удаленно крестим =)

Такой удаленный режим жизни хорош, когда никто не привязан к месту вещами, подобными работе или учебе. А что будет, когда детям придется идти в школу? Кира ведь почти школьница…

Юля: Когда мы были в Таиланде полтора месяца, мы два часа в день занимались по учебникам, а потом шли на пляж. В итоге Кира пошла в школу адски переподготовленной. Меня часто спрашивают, как мы собираемся совмещать учебу и кочевой образ жизни. А я считаю, что ребенку больше даст знакомство с разными культурами.

Важнее изучать мир не по книжкам, а видеть его своими глазами, трогать все своими руками… Мне кажется, это более ценно, чем сидеть за партой.

Сама я училась в школе, но считаю, что эта система себя не оправдывает. Сейчас Кира ходит в гимназию. Но только потому, что изменилось законодательство. Домашнее образование не запрещено, но процесс очень усложнен, и мы отправили ее в обычную школу. Я этим не очень довольна, но, возможно, в будущем году все изменится, и мы посмотрим. Это то, в чем наши мнения с Антоном не совпадают, но я считаю, что образовывать себя человек может по-разному, и сидеть за партой для этого абсолютно необязательно!

А чем-то вне дома дети занимаются?

Юля: В разное время у нас были разные кружки: музыка, танцы, рисование, валяние. Но в последнее время реже, потому поездок много, и стараемся слишком много на себя не взваливать. И трудно сейчас с этим: очень много времени уходит на дорогу  Например, мы ездили в Детский клуб «Аструм» на Кутузовском, и если дорога до него летом занимает 5 минут, то зимой можно ехать 1,5 часа. Сейчас к детям 2 раза в неделю приходит преподаватель, а потом либо со мной, либо с ней они занимаются подготовкой к школе.

При таком режиме сама успеваешь чем-нибудь заниаматься?

Юля: Я очень много читаю. В Таиланде, например, укладывая Захара, с телефона прочитала все «Игры престолов», одно время вела дневник на беби-блоге и много писала о материнстве. Пока пауза, но обязательно вернусь к этому.

А кто в семье готовит?

Юля: В основном я, не доверяю никому =) Мы, конечно, стараемся питаться здорово, хотя у каждого из нас есть свои предпочтения. Я совсем не ем мяса, Эля «мясная» девочка, Тимур сыроед-фрукторианец, папа ест здоровую спортивную пищу, Захар фрукты и каши, и все мы не едим котлеты с макаронами. Я стараюсь готовить простую и вкусную пищу, которая не требует хитрых манипуляций. В основном это рис и рыба с овощами, пасты…

И спортом, наверно, занимаешься? Ты в прекрасной форме! Как удается?

Юля: Ну как? Всего четыре липосакции… =) А если серьезно, то у меня хорошие гены: мама выглядит отлично для своего возраста. В Таиланде занималась йогой каждый день, здесь с этим тяжелее. Вообще приятно, когда все тебя считают девочкой, доставать главные козыри: возраст и количество детей, поэтому я даю телу физическую нагрузку. Стараюсь заниматься в то время, когда Антон дома. Это может быть и 7 утра, и 6… Я очень люблю бегать, потому что это не только благотворно влияет на фигуру, но и отлично помогает при хандре. Вышел, пробежался, тоскливые мысли просто выпали на асфальт, и ты дышишь дальше. Ну и вообще, главное — не сидеть на месте.

Антон: Это правда. В этом смысле первая беременность была очень показательной: Юля все время провела на диване, и результат был отличным от остальных трех.

Юля: Это был единственный раз, когда я весила больше своего мужа! Спортсмен в семье с жировой прослойкой в 1% очень дисциплинирует. Когда он занимается, я не могу сидеть на диване и кушать булочки, хотя и такое бывает…

Антон тоже успевает заниматься спортом?

Антон: Успеваю =) Вот недавно пробежал московский марафон, триатлоном занялся. Поэтому какая-то часть наших поездок теперь связана со спортом. В следующем году едем на Майорку...

Как же построен ваш режим?

Юля: А если про режим, то в будни у нас подъем в 7 часов, чтобы собрать детей в сад, в школу. Сейчас у нас посменный «график»: встаем с Антоном по очереди. Тот, кто встал, собирает старших, а тот, кто не встает, тот с Захаром. И если младший спит, то это хорошо, но чаще всего он бодрствует, и если тебе досталась «смена» Захара, а он всю ночь не сомкнул глаз… =) Мы, конечно, постоянно перекраиваем схему, потому что Антон действительно очень много тренируется. Особенно сейчас, когда готовится к марафону в Мельбурне… А мы морально готовимся лететь 17 часов =)

Антон: Да, хотели на Новый год, но по работе не получается.

Все вместе поедете?

Антон: Мы вообще стараемся ездить все вместе. Но сейчас мы берем с собой мальчишек и не берем девчонок.

Юля: Малышей мы всегда-всегда возим с собой, а старших детей лет с двух оставляли на короткие периоды. И сейчас девочки едут играть в гольф с бабушкой и дедушкой, которые занимаются им очень давно и плотно и Киру втянули так, что у нее уже даже кубки есть. Со временем Эля подтянулась, и родители говорят, что Тимур в прошлый раз тоже неплохо сыграл.

Тяжело с детьми в поездках?

Юля: Сказать, что это просто, я не могу.

Антон: Если хорошо подготовиться, то можно обойтись без нервов. Мы планируем поездки за полгода, потому что, во-первых, это дешевле, а во-вторых, нас много, если покупать оперативно, билеты на такое количество человек не всегда есть. Если перелет длинный, то мы стараемся брать ночной рейс, чтобы дети спали. Малыши вообще весь полет спят обычно.

Юля: В самолетах важно соблюдать режим ребенка: чтобы он спал, ел. Когда мы летели в Лос-Анджелес 14 часов, Кира, которой было на тот момент 3,5 года, не спала весь полет, а потом отрубилась за 5 минут до посадки. Было тяжело. И нам, и ей на полуторачасовом паспортном контроле. Важно также, чтобы еда, какие-то перекусы, игрушки для маленького — все, чем его можно отвлечь, было рядом!

Антон: Мы с собой берем нарезанные яблоки, морковку или сушки.

А девайсы какие-нибудь берете?

Юля: Берем, но на длительных рейсах все девайсы уже предусмотрены авиакомпанией. Старшие летают без проблем, им известен распорядок. Они сами заходят в самолет, садятся, пристегиваются, знают, что можно, а что нет. Главное — обозначить: мы поужинали, теперь вы досматриваете мультик, и мы все отдыхаем. Они, конечно, ворчат, но знают, что так устроено. Самый сложный возраст для длительных перелетов — с года до двух, когда ноги есть, а мозгов условно еще нет.

Как определяете направление будущих поездок?

Антон: Каждый год планируем, куда хотелось бы попасть. Нам обоим хотелось попасть в Японию, а мне лично — в Корею. И я один побывал в Корее, а все вместе съездили в Японию. В этом году Австралия. В следующем году, скорее всего, придумаем маршрут по Африке или Южной Америке. Пока дети маленькие и мы не привязаны, надо летать далеко. Я, например, очень выборочно был в Европе.

С такими передвижениями по миру какими-нибудь традициями успели обзавестись?

Антон: Пока наша единственная традиция — уезжать из Москвы на Новый год. Единственный год, когда мы остались, это в год рождения Эли. А так дети просто не знают, как это — быть в Москве.

Юля: С традициями у нас плохо =) Очень завидую людям, которые планируют различные торжества заранее, продумывают мелочи. У нас все как-то спонтанно получается, потому что мы живем с ощущением, что праздники можно устраивать каждый день, и в каждом дне найдется повод.

Не обидно оставлять детей без елки?

Юля: А мы нашли выход — ставим ее заранее, чтобы они успели наиграться.

Антон: Вот, вот наша традиция! У Эли день рождения 2 декабря, и мы стараемся ставить елку 1 числа.

Если у вас бывает время вдвоем, как проводите его?

Юля: Скучно =( Последний раз ходили в кино вечером. Обычно наш выход не предполагает ничего особенного: ходим перекусить куда-нибудь, удивляемся, что никто не лезет в тарелку, гуляем…

Антон: Иногда встречаемся с друзьями посидеть в большой компании, посмеяться.

Юля: А те, с кем общаюсь я, семейные люди.

В какие-нибудь семейные заведения ходите?

Юля: Нам очень нравится утром бывать в Кофемании, где по выходным бывает прикольная анимация и где нет глобальной проблемы, присущей заведениям, которые позиционируют себя как семейные, — проблемы с едой. Все очень достойно!

Чего пожелаете другим семьям? Или тем, кто еще только думает о создании семьи?

Антон: Верить в свои силы, в себя, что все будет хорошо, что все получится, и все получится. Не надо сопротивляться течению жизни. Все будет так, как должно быть. Как пример: Юля очень хотела родить Захара дома. Мы ругались на эту тему, потому что для меня это чуждо. В какой-то момент я сложил оружие, потому что понял, что она сделает так, как хочет. Но Захар появился на свет раньше, чем сломал все Юлины планы. То есть плохо это или хорошо, но в итоге все сложилось так, как должно было сложиться! И какой был смысл тратить нервы (а Юле вдвойне в ее состоянии), если все предопределено?

Юля: Не заморачиваться по мелочам. Мне кажется, что многих подрезают какие-то мелочи. Стоит быть более открытым для нового и готовым к тому, что бывает по-разному. Не все бывает так, как ты хочешь, дети бывают разными, но если не получилось сделать что-то одно, появится возможность сделать что-нибудь другое. И это будет даже лучше. Не пытайтесь всем угодить, всем нравиться невозможно, а подстраиваясь, можно потерять себя. Не теряйтесь =)


P. S. Пока интервью готовилось к публикации, Антон пробежал марафон в Мельбурне за 3 часа 6 минут. Поздравляем героя!

Коментарии1
Нелли Шакурова
29 октября, 19:04
Читаю интервью, очень интересно окунуться в жизненный уклад счастливых семей, обнаружить в нем что-то близкое себе и чуждое, а ведь бывает по-разному, но и так, и так хорошо. Главное найти свое! Спасибо вам за труд!
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com