22 апреля
2927
0

Семья иллюстратора: Макс Костенко

Алексей Кандауров

Казалось бы… Что нужно человеку, чтобы стать известным и уважаемым в своей сфере? Талант, хорошее образование, упорство и годы работы, да? А вдохновение? Для одних оно – пример других людей. Для других – семья. Когда юрист Максим (27) и менеджер Лиля (27) познакомились…

Макс, Лиля, как вы нашлись?

Лиля: Нас с Максом десять лет назад познакомил его одноклассник – по совместительству мой одногруппник. Совершенно случайная встреча, но с того момента мы не расстаемся.

Макс, расскажи, как ты стал иллюстратором? Учился в профильном вузе?

Макс: Как бы не так. Мне очень хотелось стать дизайнером автомобилей, но не срослось, и я просто пошел в ближайший к дому институт. На втором курсе понял, что юриспруденция – совсем не мое, и начал работать по ночам на заводе. А на четвертом курсе я уже работал в дизайн-студии. Но юрфак окончил на всякий случай.

Лиля: Когда мы познакомились, ты вообще нигде не работал.

Макс: Точно! Но как только – сразу пошел. На заводе у меня была очень интересная профессия – упаковщик. Сначала на одном заводе полтора года, потом столько же на другом.

Я понимаю, между упаковщиком и иллюстратором много общего, но как?..

Макс: Перспектив на заводе особо не было, и как-то одну из ночных смен я подумал, что неплохо бы было заниматься чем-то творческим – рисовать я любил с детства. А уж если бы потом получилось этим зарабатывать… Поэтому я и пошел на курсы Фотошопа, после чего меня взяли в небольшую студию, а потом было несколько лет в АДВ веб-инжиниринге.

Там научился рисовать?

Макс: Через год после начала работы там, я наткнулся на сайт cgtalk.com и начал увлекаться цифровой живописью. Сначала просто рассматривал картинки и пытался понять, как это нарисовано. Потом – начал потихоньку рисовать, и через год у меня уже было небольшое иллюстраторское портфолио. А потом из АДВ я ушел на фриланс…

Надоел офис?

Макс: Не столько офис, сколько дорога до него. Я ездил из Подольска в Москву, на Сокол. Около четырех часов в день можно было выбросить из жизни, а когда у тебя дети…

Детей вам хотелось сразу?

Лиля: Определенно, но нас останавливала проблема, которая проблема-проблема для большинства молодых людей: не было своего жилья. Поэтому Соня у нас появилась спустя три года, и Матвей еще через три.

Как решились на второго ребенка? Ведь своего пространства до сих пор нет?

Макс: Теоретически есть, просто застройщик никак его не сдаст. Но когда забрезжила перспектива, мы сразу решились на Матвея.

Сейчас фриланс. Твой офис дома?

Макс: Раньше да, сейчас снял для себя небольшое помещение в офисном центре, когда стало очевидно, что дома работать невозможно, а деньги заканчиваются. Пару месяцев после рождения Матвея я вообще не работал, потому что были проблемы медицинского характера.

Лиля: Мы с малышом постоянно были в больнице, а Максу пришлось заниматься с Соней. Бабушки у нас занятые, поэтому положиться мы можем только друг на друга.

Макс: Зато мы прочувствовали, что один ребенок – это ноль проблем. С двумя труднее.

Лиля: Но знающие люди говорят, что с третьего начинается буквально лафа =)
Если честно, мы мечтали о большой семье. Трое, четверо… Но, к сожалению, есть проблемы, которые позволяют нормально родить первого ребенка, а со второго начинаются трудности. В Москве этим «вопросом» занимаются только в одном месте, соответственно квалифицированных специалистов даже в таком большом городе, как Москва, очень мало. И мы решили остановиться.

В связи с этим не рассматривали усыновление?

Макс: Когда столько сил уходит на своих двоих, даже мысли не возникает.

Как относитесь вообще к явлению?

Лиля: Из моего ближайшего окружения на такое решилась тетя – усыновила сразу двух мальчишек. Поэтому выросла в атмосфере хорошего отношения к приемным детям. И не просто хорошего, а как к родным. Сама я об этом задумывалась, но до того, как появились собственные дети. Тут нет ничего эдакого, но я бы сказала так: возможно, когда у нас появится ощущение, что любви у нас осталось много, а наши собственные дети уже не будут нуждаться в такой заботе, мы рассмотрим вариант усыновления детей. А пока наши дочь и сын – главные поглотители любви, времени, но и они же – самое главное вдохновение.

Помогают в творчестве?

Макс: И довольно часто. Пример. Соня рисует, а я вижу, что рисунок вроде и детский, а очень нешаблонный, необычный. Так что использую приемы дочери =)

Лиля, когда Макс ушел в «свободные художники», тебе не было страшно? Фриланс нестабилен, ты с детьми…

Лиля: Да, я на тот момент уже не работала. Страшно было, но пугали больше не финансовые трудности, а то, что надоедим друг другу, постоянно находясь рядом. Обошлось :) А теперь Макс вообще работает вне дома.

Макс: Работать дома больше двух часов я не могу. А на тот момент еще надо было расплатиться за достраивающуюся ипотеку. Кредит был приличным.

Нет планов сейчас, когда все более менее стабилизировалось и есть свое жилье, завершить свободное плавание?

Макс: Вряд ли я смогу заработать в офисе столько, сколько зарабатываю сейчас. Плюс это удобно, хотя бы потому что семья не чувствует моего отсутствия.

Успеваешь заниматься чем-то помимо иллюстраций?

Макс: Семинары устраиваю. В прошлом году для Digital October привозил из Европы и Америки известных художников, чтобы познакомить с ними русских студентов-иллюстраторов. Было очень интересно. В мае состоится третий семинар.

Не кажется ли вам, что без детей было бы проще развиваться и развивать все вокруг?

Макс: Мы с Лилей иногда за чашкой чая думаем, чем вообще можно заняться, когда у тебя нет детей…

Лиля: И можно, конечно, придумать чем… Было бы желание. Но каждому возрасту – свое занятие. Мои ощущения таковы, что ближе к тридцати годам без детей уже скучно.

Макс: Нет, бывает, конечно, скучно и с ними. В том смысле, что хочется отдохнуть, сменить обстановку. Но выходишь в кафе с друзьями, меняешь декорации, а потом проходит час, и ты начинаешь думать о том, что же творится дома в эти моменты без тебя… И вот где начинается настоящая маета... =)

Коментарии0
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
Интервью
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
«Купить шалаши-вигвамы-палатки» — так формируют свой запрос большинство родителей при поиске игрового жилища для своих детей. Не всегда это приводит к достойным результатам, потому что настоящие индейские домики называются ТИПИ. Или даже TEEPEE. И одним из лучших в производителей типи в мире можно без лести назвать Вову Гроза — мужа, отца, автора бренда TEEPEEKEE, который превратил свой опыт и любовь к дизайну в качественный продукт для детей.
Редакция