06 июня
3147
0

Исландия. Теплый север

Анна Акурейри

Прошлым летом я переехала в Исландию из Польши. А туда – из Иркутска. Переехала к бойфренду, который хоть и родился в Рейкьявике, но для жизни предпочел небольшой город Акурейри.

Я Аня, графический дизайнер, занимаюсь созданием рекламы для периодики, сайтами, иллюстрациями к книгам и очень довольна своим выбором – работа для дизайнера есть везде, и английского языка вполне достаточно. В качестве хобби иногда веду йогу в фитнес-центре.

Наша дочь Саша родилась в Польше. К моменту переезда в Исландию ей было восемь месяцев. Мы как-то пропустили ясли, а сейчас, когда ей полтора года, три дня в неделю на четыре часа отводим ее в частный детский сад. Остальное время Саша проводит со мной, с мужем или нами обоими. Саша не единственный наш ребенок: у меня есть падчерица Гера. Ей 11.

За время, прошедшее с момента моего переезда, бойфренд стал официальным мужем, а мы оба – нетипичной для Исландии семьей. Почему? Потому что здесь к семье и браку относятся философски. Людей, вступивших в брак официально, не так уж много, но тем, кто живет вместе, исландский язык не «приготовил» особых слов: здесь все мужья и жены, не важно, в зарегистрированном вы браке или нет.

Люди съезжаются и разъезжаются очень легко, детей заводят тоже мимоходом. Большинство семей – пары с одним-двумя общими детьми и несколькими от предыдущих браков, живущими с ними part-time. Пример – моя подруга, у которой трое детей: 9 месяцев, 18 и 20 лет. И все от разных мужчин. И отсюда вытекает несколько интересных странностей.

Например, в Исландии (может, где-то еще, но в Исландии – точно) существует приложение для смартфонов, с помощью которого можно установить свою связь (или, что более предпочтительно, ее отсутствие) с любым человеком. Для чего? Чтобы в условиях «камерности» города (население самого большого города севера – 18 000 человек) случайно не проснуться в субботу утром в кровати с дальней кузиной.

Еще одна особенность – очень ранние дети. Аборты в Исландии не только легальны, но и почти бесплатны. Однако процент мам, делающих процедуру, ничтожен. Неожиданную беременность, в том числе подростковую и внебрачную, никто не воспринимает как трагедию. Подростков «в положении» достаточно много, но косо на них никто не смотрит. Государственную статистику не приведу, но свою – запросто.

Мы с Сашкой иногда ходим в группу для родителей в лютеранской церкви недалеко от дома. Такие группы чаще всего создаются как альтернатива досуговому центру. Так вот из 20 моих «одногруппниц» четверо – ученицы старших классов, а это девочки от 16 до 20 лет.

Сразу оговорюсь: никакого религиозного подтекста в таких группах нет. Христианство (а тем более лютеранство) от меня далеко. И такие встречи организованы больше для мам, чем для детей. Здесь нет никаких развивающих игр или занятий. Просто множество игрушек, книжек, цветных мелков и раскрасок. И пока дети занимают себя сами, мамы общаются, пьют кофе и едят принесенные с собой тортики. Все это совершенно бесплатно даже для иностранок. Более того, их принимают с распростертыми объятиями, так как считается, что интегрироваться в местную, чуждую для иноземца культуру и так непросто (но совершенно необходимо), а женщинам с детьми – вдвойне.

Сначала мне казалось, что исландки идут на контакт менее охотно, чем иностранные мамы, живущие в нашем городе. Я подружилась сначала с Синтией из Австралии, мамой трех наполовину исландских пацанов, потом с полькой Эвой, мамой почти двухлетней Марии, двумя немками Au Pair, но потом я «раскусила» и исландок. И они оказались интереснейшим опытом в плане дружбы. Пригласить поесть вместе, поболтать в кофейне, прийти в гости без звонка в десять утра – запросто. Ни пижама, ни позевывание их совершенно не смутят. Уже не спишь, ок.

Познакомиться очень легко на детской площадке – но так везде. Нужно только одно условие – чтобы было с кем познакомиться. В силу погодных условий площадки часто безлюдны. Но когда солнце все-таки выходит, сразу набегает ребятня с мамами и без. Чаще без мам. Детям до 12 лет официально разрешено находиться на улице без сопровождения взрослых до 10 вечера, а летом – до 11. С 12 лет все ограничения снимаются. На деле мне доводилось видеть и четырехлетних малышей, гуляющих без родителей всю ночь. Светло же, красиво…

Коляски с младенцами – объекты уличные =) Их (и коляски, и младенцев) принято оставлять снаружи, если идешь в супермаркет или в кофейню. И даже во время дневного сна в яслях. И даже зимой. Меня сначала это очень напрягало, но моя дочь решила, что она все-таки больше исландка, поэтому сон «снаружи» ей в кайф.

Я начала не с той стороны, но раз уж логика повествования обратная, то про декрет.

Декрет длится в Исландии шесть месяцев. Это оплачиваемый период. В течение этого времени тот, кто остается с ребенком, получает 90 процентов зарплаты. Я не говорю «мама получает», потому что взять на себя заботы о малыше может и отец, причем (хвала нравам исландцев!) не важно, в браке пара или нет. Родители могут «поделить» декрет, то есть находиться с ребенком вдвоем, но три месяца, а могут оставаться по очереди. Чаще всего родители меняются: мама четыре месяца, потом папа два. И наоборот. Или вариант – чередовать «дежурства» каждую неделю.

Ребенку можно посвятить и 12 месяцев, но вторая половина такого декрета оплачивается половиной зарплаты, рабочее место при этом за «декретным» родителем закрепляется. Сидеть в отпуске по уходу за ребенком можно до шести лет ребенка. Зарплату уже, конечно, не выдают, но место сохраняют. Большинство же мам выходит на работу.

По моим ощущениям, даже минимальные шесть месяцев в не самой «южной» климатической зоне – для исландок (и, конечно же, исландцев) не повод сидеть дома. Здесь принято ходить с грудными младенцами в любое место, куда ходят без них: в бассейны, кафе, те же церкви. Существует много утренних групп для родителей (про свою, в церкви, я уже рассказала). Туда можно пойти хоть с двухмесячным малышом, хоть с двухлетним, чтобы просто пообщаться. (Мы ведь знаем, что иногда декрет и отпуск по уходу за ребенком (особенно в России) чаще всего из собственно отпуска превращается в ссылку.)

Я связываю такое младенческо-родительское «единство» с тем, что тут очень трудно найти няню. И дело не в стоимости услуг, просто няни как явление отсутствуют. Как правило, сидеть с детьми хотят только девочки-подростки, но они в течение дня в школе и свободны только вечером. Если нам надо вечером уйти с мужем вдвоем или мы просто оба заняты, мы «выписываем» шестнадцатилетнюю соседку.

Взрослые няни – из разряда «днем с огнем». Все они открывают частные ясли. Это дневной вариант: вечером у всех свои дела и свои семьи. Как ни странно, но многие оставляют детей с бабушками и дедушками. Но это не наш случай: родители мужа живут в Рейкьявике, а мои – в Москве.

Понятия «государственные ясли» здесь не существует. Ясли бывают только частными, и выглядит это так: женщина, как правило, с детьми после короткого курса обустраивает свою квартиру и берет в плюс к своим от трех до пяти чужих детей. Пять-восемь часов – примерно на такое время вы можете оставить малыша за очень скромные деньги, 25% из которых оплачивает государство. Такая продолжительность детсадовского дня совершенно не обязательна. Можно договориться на пару часов два-три дня в неделю. И это наш вариант.

Когда я говорю «скромные деньги», я предполагаю, что эта скромность – для тех, кто работает в Исландии. Цены здесь соизмеримы с московскими. Но разнятся «дорогие» и «дешевые» категории. Практически бесплатная вода и электричество уравновешиваются чудовищно дорогой арендой (и вообще недвижимостью), а также стоимостью услуг. Но, что очень здорово, местные просто игнорируют деньги и по старинке пользуются натуральным обменом. Чего далеко ходить: мой парикмахер стрижет меня бесплатно за то, что бесплатно же ходит на мои занятия йогой.

Продукты – категория дорогая. И если рыба, морепродукты и баранина всегда свежие и прекрасного качества, то, например, курицу или фрукты я бы покупать не стала. Местные тепличные овощи хороши, но, как и все хорошее, стоят недешево. Также влетает в копейку покупка одежды, техники, мебели. Но, надо отдать должное, товары исландского производства – прекрасного качества и этих цен стоят. А привозное дорого только потому, что очень дорогая логистика.

С двух лет все дети идут в сад, за который родители платят еще меньше, чем за ясли. Если есть необходимость, в него возьмут ребенка и младше двух лет. В Исландии с детьми долго дома не сидят, разве что совсем уж многодетные мамы. Нередка ситуация когда мама – домохозяйка, но дети все равно с двух лет посещают сад – маме нужно личное время. Каждый сад имеет огороженную детскую площадку, и, если погода позволяет, дети носятся на улице весь день.

Исландцы удивительно невосприимчивы к холоду. Как только после холодной зимы показывается солнце, все высыпают на улицу в шортах и майках, даже если температура +8 °С. Какие родители – такие и дети. Если взрослые без шапок, то и детям нечего в них делать. В школе на переменах детей тоже выгоняют на улицу, иногда кто-то из учителей играет с ними в подвижные игры, иногда школьники просто сидят на перилах и болтают.

Мне нравится, что люди в Исландии по-деревенски дружелюбные. Здороваются, даже если лично тебя не знают. Если пытаешься куда-то протиснуться с коляской, они наперегонки кинутся тебе помогать. Единственная странная для меня вещь (и это не погода) – просто-таки культурное различие – дверь перед женщинами открывать никто не торопится, не принято. Но и это вполне объяснимо. Если гендерное равенство (тут – именно так) – то во всем.

А про погоду… Про погоду я могу сказать, что за время, что живу тут, на меня не навалилось депрессии из-за постоянной темноты и отсутствия солнца. Декабрь и январь – самые темные месяцы в году, когда длина светового дня (когда небо чуть светлеет) составляет около четырех часов, уравновешивается белыми ночами в мае-июне. Небо в это время пылает, переливается всеми оттенками красного, а солнце, едва коснувшись линии горизонта, тут же устремляется вверх. На смену зимней полудреме с открытыми порой всего на пару часов в неделю кафе и пустынными улицами приходит весна-лето, и наш маленький город наполняется туристами, которые сходят с палуб огромных лайнеров на три-пять тысяч человек. И именно в этой переменчивости, в этой сезонности – самый кайф.

Коментарии0
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com