17 июня
2512
0

Семья телеведущего. Григорий Данцигер: «Стоит жить прямо сейчас — вместе со своими детьми»

Актер и ведущий телепрограммы «Спорт – это наука» на канале «Карусель» Григорий Данцигер и редактор журнала для родителей «Виноград» Ксения Данцигер – родители трех мальчиков. Как они справляются с тремя пацанами без няни, успевая не только работать, но и путешествовать, они рассказали Полавкам.

Про кого из вас говорят: «Вот сейчас придет папа (мама) и я ему (ей) все расскажу!»?

Григорий: Про меня. Это я у нас в семье строгий, но справедливый.

То, что папа в телевизоре, для старших важно?

Григорий: Пока не важно. Старший, когда пошел в школу, заметил этому потому, что однажды его одноклассники подлетели ко мне за автографом. А так – нет. К счастью, дети пока не могут понять те выгоды, которые можно извлечь из того, что папа в телевизоре.

Они просто это отмечают как факт:«О, папа на экране. О, дождь пошел».

А когда среднего в садике спросили, кем работает папа, он вообще ответил: «Кроликом». Это потому что у меня есть два спектакля: один «До третьих петухов», другой – «Быстрее, чем кролики». И, конечно, все их называют сокращенно. И когда Ксения меня спрашивает, что я играю вечером, получается что-то вроде: «У тебя сегодня кролики или петухи?» Так и получилось, что я работаю кроликом.

А передачи смотрят?

Григорий: Сейчас стали, потому что подросли и им уже интересно. К тому же все так складывается для меня в профессии, что детская тема постепенно выходит для меня на первый план. Когда я только начинал играть в театре в середине 90-х, ничего не происходило, и мы совершенно фанатично продвигали в жизнь идею новой драмы, которая теперь стала мейнстримом. Мы репетировали по подвалам и чердакам безо всяких денег вообще и были готовы, мне кажется, умереть за идею. И я в какой-то момент переел этого всего так сильно, что думал, мне уже не придется снова фанатично увлечься какой-то идеей. Но когда продюсер проекта «Спорт – это наука» Тарас Шевченко предложил мне быть ведущим, я стал вникать в детскую тему в современном кино и на телевидении, и она меня увлекла бесконечно. Тем более что работы в направлении детских и семейных проектов – непаханое поле. И есть очень много людей, которые готовы работать, придумывать, пробовать, выдавать готовый и конкурентоспособный продукт! Сейчас детское телевидение – это единственное, чем, пожалуй, я готов заниматься даже не 24, а 25 часов в сутки.

А сам пользуешься тем, что тебя узнают?

Григорий: Даже не представляю, как это можно использовать. Когда узнают, я могу дать автограф, пообщаться…

Ксения: Этим пользуюсь я, когда приглашаю наших любимых детских и семейных врачей на спектакли к Грише.

Я знаю, что вы только что месяц пробыли в Израиле со всеми детьми. Не страшно было?

Ксения: Совершенно нет. Просто когда рождается третий ребенок, начинаешь по-другому смотреть на мир и на жизнь. И понимаешь: либо ты живешь, либо ты ждешь, пока они подрастут, перестанут болеть, окончат школу, поступят в институт – до бесконечности. В какой-то момент я сказала себе, что надо, наконец, перестать откладывать все на потом и начинать жить прямо сейчас – вместе со своими детьми. Поэтому если со старшими мы хотя бы по году выдерживали в Москве, прежде чем начать путешествовать, то с младшим снялись с места, когда ему было два месяца.

Григорий: Нас часто спрашивают: как же вы не боитесь? Как вы справляетесь? На это я обычно отвечаю, что у меня такая фантастическая жена, которая между первым и вторым детьми защитила диссертацию, между вторым и третьим получила вторую профессию, а когда родила третьего ребенка, ни на день не уходила со своей основной работы. Так что два месяца в Черногории с тремя детьми, младшему из которых месяц? Да легко!

Ксения, тебе внутри так же легко, как Григорий об этом говорит?

Ксения: У меня есть очень большой помощник и опора – мой муж. Без него не быть мне такой «фантастической» ни одной секунды. Конечно, трое детей – это работа, и работа не легкая. Но есть ли в жизни вообще что-то настоящее, что легко дается? Просто очень много сил мы обычно тратим на эмоции. Эти эмоции становятся непосильным грузом в любой ситуации. Мы многое в нашей жизни разделили на двоих – и эмоции, и работу, и заботы… Очень важно просто перестать бояться, перестать париться и принять свою жизнь такой, какая она есть, без оглядки на чужие взгляды и мнения. Вот тогда начинаешь получать удовольствие и от жизни, и от путешествий с детьми.

Григорий: А потом – если бы мы поехали куда-нибудь в Тютюши, тогда было бы понятно, почему все волнуются. А так мы поехали в Израиль, страну, в которой в смысле быта все заточено под стариков и детей. Ты выходишь с коляской и не думаешь о том, как спрыгнуть с парапета, заехать в магазин и зайти в кафе. И в магазине не бывает так, что ты не можешь проехать с коляской между рядами. И если подходит автобус, ты в него с коляской просто заезжаешь, потому что тротуар и пол автобуса – на одном уровне. И никто не говорит тебе: «А куда ты поперлась с коляской? Почему ты не думаешь о том, что ты здесь не проедешь?..»

Ксения: И очень хочется, чтобы здесь, у нас, было так же. Чтобы Россия стала детной страной, в которой женщины не боятся рожать детей. Я уверена, что страну меняют родители – для своих детей. И я вижу эти изменения в России.

Когда я родила Даню, которому сейчас семь лет, на меня регулярно орали в Сбербанке и магазине на тему того, какого ляда я приперлась сюда с маленьким ребенком.

Ксения: С Давидом, средним, такого уже не было: просто потому что у той же кассирши, которая на меня орала, теперь родился внук. Так что я за то, чтобы здесь что-то менять. И это возможно. И нужно прививать эту детскую культуру в нашей стране – культуру, которая в какой-то момент была почти совсем потеряна. Мы в журнале «Виноград», где я работаю, именно это пытаемся делать. Сейчас что-то происходит и что-то уже меняется. Просто нужно очень много усилий прилагать, чтобы что-то сдвинуть.

Григорий: А чтобы были силы все это делать в России, нужно периодически выезжать, чтобы глотнуть свежего воздуха, и с новыми силами здесь начать сворачивать горы ради своих детей и самих себя.

Бывает, что вы вдвоем куда-то уезжаете? Без детей…

Ксения: Один раз через два года после рождения второго ребенка съездили на неделю вдвоем и на третий же день решили, что не будем больше ездить одни, потому что это не-воз-мож-но! Причем первым это сказал Гриша.

Григорий: Да. Я просто сказал тогда: «Это не отдых». Вместо расслабления ты весь день только и думаешь, как там дети, звонишь, пишешь СМС, рвешься домой. Зачем так себя мучать?

Почему у вас нет няни?

Ксения: Просто не сложилось. У меня какой-то пунктик в голове на тему нахождения моих детей с чужим ребенком. Не могу уйти из дома. Не могу работать. Думаю только о том, как там дела. В садик при этом сыновей отдала легко. А вот дома с няней оставить – нет. Правда, в садик старший пошел уже в полных четыре года, а младший – в три. Мы старались, чтобы до трех лет дети были в семье, с нами. Все-таки это самый важный период. Самый. Поэтому до трех лет все дети с нами. А потом можно и в садик.

Григорий: Кроме того, няня ведь должна быть членом семьи, она должна быть с нами постоянно, а с моим актерским непостоянным заработком мы не можем себе это позволить. Поэтому у нас просто есть домработница.

Ксения: С детьми я справляюсь сама. А вот на мытье пола меня может и не хватить =)

К вопросу о деньгах: вам не страшно, что денег на детей может не хватить?

Григорий: Совсем нет. Даже при том, что я актер и заработок у меня непостоянный. Деньги на детей всегда есть. Вопрос ведь в том, на что тратить. На машинку за пять тысяч рублей? Или на сторублевый мячик, в который потом можно два часа играть с восторженными детьми? На мячик всегда деньги будут.

Есть такая гениальная фраза: «Если вы хотите вырастить хороших людей, тратьте на них в два раза больше времени и в два раза меньше денег». Согласны?

Ксения: Я абсолютно уверена: чем больше детей, тем больше дается. А если что-то еще нужно, то не бойся просить об этом. Нужна коляска? Позвони подружке, вдруг у нее освободилась? Ничего нет в этом особенного. И если тебе дается ребенок – бери! Потом разберешься, что к чему. Научишься планировать, научишься совмещать работу и дом. Примешь, что дети – это часть твоей жизни. И не нужно ждать пока они вырастут, чтобы снова зажить своей жизнью.

Григорий: Я, кстати, иногда беру на свои спектакли старших детей. Отличная возможность совмещать детей и работу, должен вам сказать.

Похоже, вы на самом деле получаете удовольствие и от детей, и от жизни?

Григорий: В точку! ;)

Коментарии0
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
Интервью
От дизайна к Типи. Как Вова Горз начал продавать аутентичные шалаши для детей
«Купить шалаши-вигвамы-палатки» — так формируют свой запрос большинство родителей при поиске игрового жилища для своих детей. Не всегда это приводит к достойным результатам, потому что настоящие индейские домики называются ТИПИ. Или даже TEEPEE. И одним из лучших в производителей типи в мире можно без лести назвать Вову Гроза — мужа, отца, автора бренда TEEPEEKEE, который превратил свой опыт и любовь к дизайну в качественный продукт для детей.
Редакция