20 мая
4779
1

Семейные «ценности»: багаж прошлого в отношениях настоящего

Вероника Лосенко

Семейный Психолог

В соавторстве с педагогом-психологом Светланой Пятницкой

Семья — это общность людей, благодаря которым каждый из нас получил возможность жить. Если рассматривать семью как систему, можно представить ее в виде часового механизма. Внутри часов все элементы взаимосвязаны и одновременно влияют друг на друга. Каждая шестеренка выполняет свою функцию. Если одну из них убрать, механизм остановится. Поэтому обращение к психологу, подобно регулировке часового механизма, влияет не только на человека, но и привычный уклад всей его семьи. Это важно понимать и учитывать, что не всегда семья готова к изменениям.


Я системный семейный психолог. Это значит, что когда ко мне на прием приходит человек, я изначально воспринимаю его как часть семейной системы. Человек — тоже система (его организм, душа и так далее). Кроме того на работе и учебе он тоже часть сообщества. У него есть друзья, и их взгляды, привычки он перенимает. Государство и национальность так же может влиять на его повседневную жизнь.

В итоге я понимаю, что на клиента действуют синхронно сразу несколько систем, то есть его решения, суждения, привычки зависят одновременно от множества факторов из разных сфер жизни.

Для примеров были использованы реальные случаи, с согласия пациентов, имена были изменены.

Мать и сын

Как-то раз ко мне на консультацию пришла семья из двух человек: Светлана — мама, 42 года, и Михаил — сын, 18 лет. Светлана развелась с мужем, когда Мише было 9 лет. Светлана не замужем, говорит, что занимается воспитанием ребенка, на отношения нет времени. После развода Светлане с сыном пришлось переехать в неблагополучный район и так как над Мишей из-за лишнего веса начали смеяться в школе, мама приняла решение перевести его на надомное обучение.

Сейчас он уже окончил школу и поступил в колледж на специальность «Библиотекарь». По мнению Светланы и Миши, эта специальность хороша тем, что группа состоит из девочек и они не будут над ним смеяться. Кроме того, мама — тоже библиотекарь, и сможет помочь в учебе.

В чем проблема?

«Ребенка хотят исключить из колледжа за прогулы». В колледже Михаил был дважды за два месяца. Семья хотела бы, чтобы Михаил ездил на занятия регулярно. Кроме того, «было бы здорово, чтобы он научился без напоминания мыться, кушать и переодеваться, а грязную посуду ставил не на кровать, а рядом с ней».

Светлана и Михаил не были готовы к изменениям, они это признали.

На консультации мы обсуждали, что именно мешает Мише пойти в колледж. С его слов, ему сложно рано вставать по утрам, это происходит из-за того, что он поздно ложится спать. Мы разработали план действий: Миша решил каждое воскресенье готовить себе вещи на утро, каждый день рано ложиться спать и ставить будильник, чтобы вовремя вставать в колледж. Была достигнута договоренность, что когда Михаил закрепит такой алгоритм, в него будут включены и другие аспекты самообслуживания.

Когда семья пришла на следующую встречу, оказалось, что план сработал только на один день. Во вторник у Миши разболелся живот, поэтому, когда он все же встал утром, собрался в колледж, сел к маме в машину, то мама приняла решение оставить его дома. Она решила, что в учебном заведении могут не успеть помочь сыну, если живот станет болеть еще сильнее. На оставшиеся дни план был отменен.

Михаил перевелся на дистанционное обучение. Светлана и Михаил не были готовы к изменениям, они это признали.

Понятие системы подразумевает и те элементы, которые мы не видим сразу

Совершенно ясно, что на трудности Миши с регулярным посещением колледжа влияет одновременно множество факторов: развод родителей (и пережитый стресс, и переход в другую школу), сложные отношения в младшей школе, одиночество матери, его собственный организм, несформированные навыки самообслуживания и много другое. Часто мы думаем, что на человека влияет только та семья, в которой он живет на данный момент, и сильно ошибаемся. Понятие системы подразумевает и те элементы, которые мы не видим сразу.


Родители


Бывает, что, принимая какое-либо решение, мы не руководствуемся своими личными приоритетами. Иногда появляется беспричинная вина или другие неприятные чувства после какого-либо поступка. Почему это случается? Факторов может быть несколько, один из них — это лояльность нашим родителям, а иногда и целому роду.

С точки зрения семейного подхода, лояльность — это преданность одному из участников нашей семейной системы, которая основана на глубинном чувстве благодарности и любви за переданное нам чудо жизни. Для каждого человека жизнь — самый бесценный дар, потому что его нельзя оценить в денежном эквиваленте. Мы становимся глубоко лояльны ко всем нашим предкам, принявшим участие в передаче нам этого дара.

Часто мы неосознанно выбираем те действия, которые воссоздадут нам наши отношения с родителями в детстве. К примеру, если жена чувствует себя зависимой от мужа, то в ситуации, когда он сердится и критикует ее за что-то, она снова начинает переживать детскую травму — когда мама критиковала ее. Если бы она не стала отводить своему супругу «родительскую» роль, то восприняла бы его гнев как обыкновенное раздражение мужа, как гнев равного ей человека. На деле же его напор кажется ей гораздо более угрожающим и опасным. Получается, что муж возвращает жену в то время, когда она была маленькой девочкой, смотрящей снизу вверх на фигуру своей рассерженной мамы. Тот же символический процесс происходит и с мужем: жена в определенные моменты «играет» роль его родителей.

Супруги

Однажды, ко мне для консультации обратились супруги. Ксения, 32 года, и Сергей, 38 лет. В браке 9 лет. Жена жалуется, что муж ее критикует, плохо относится к ее подругам и друзьям, не верит в ее начинания, ругает, когда она проявляет эмоции, называет истеричкой и эгоисткой. На мое предложение продолжить фразу: «Когда он так делает, я себя чувствую, как будто ...» она в слезах отвечает «... Я маленькая, а это моя мама. Она делала все так же!». Муж жалуется, что жена не доверяет ему, проверяет, читает его переписку, из-за чего они ругаются. При этом он рассказывает, что не хочет так продолжать, так как «этого хватает мне с мамой: она до сих пор не знает, что я курю, мне приходится обманывать ее о своей работе» и так далее.

Дальше в работе следует новый этап: или разбор этих конфликтов с принятием каких-либо правил, или прояснение отношений с родителями

Достаточно было двух сессий, чтобы супруги научились во время привычных ссор отслеживать и разделять, что предъявляет претензии и проверяет не мама, а супруг, и это значит, что разговаривать теперь можно на равных, не чувствуя себя маленьким ребенком, которого отчитывает родитель.

Как правило, после того как мы осознаем, что из этой давней ссоры ушла мама (это может быть и другой член семьи), то градус страстей снижается. Часто тема конфликта исчезает, так как становится не актуальной. Дальше в работе следует новый этап: или разбор этих конфликтов (если все же они остались) с принятием каких-либо правил, или прояснение отношений с родителями. Ведь если возникают ситуации и такие чувства, значит, тот маленький ребенок внутри нас до сих пор чувствует себя униженным, одиноким, обесцененным, нелюбимым (у всех по-разному).

Бывшие партнеры


Опыт, который мы получаем в одних отношениях, влияет на другие. Так, часто пережив измену, мужчина или женщина с трудом доверяют нынешнему партнеру. Но бывшие возлюбленные меняют отношение не только к верности. Часто сами супруги до такой степени не видят влияние прошлых отношений на их конфликт, что на консультациях приходится «показывать» ситуацию в виде недвусмысленной метафоры.

Будущие родители

Когда-то ко мне на консультацию пришли Андрей, 29 лет, и Ира, 27 лет, проживающие вместе около 3 месяцев и имеющие беременность около 2 месяцев. За полгода до этого Ира пережила болезненное расставание. Ее бывший партнер (Костя) страдал от зависимостей, часто уезжал из дома и мог не приезжать по неделям. Когда у партнеров родился ребенок, Костя стал «пропадать» на еще бОльшие сроки.

Андрей на момент консультации еще был в браке. Жена Андрея соглашалась на развод только при соблюдении некоторых материальных условий, и в процессе брака требовала от супруга больших заработков. Андрей и Ира жаловались на конфликты между ними. Ира не понимала, почему Андрей регулярно ее подозревает в расчетливости, не доверяет ей. Андрей удивлялся, почему Ира болезненно реагирует, если он где-то надолго задерживается или немного выпивает.

Во время сессии я обратила внимание на то, что Ире и Андрею было бы неплохо разобраться с прошлыми отношениями. Они удивились, сообщив, что не понимают, как это влияет на их конфликты. И только метафора о том, что каждый из них пошел в поход с рюкзаком собственного грязного белья и удивляется, почему все время воняет, стала супругам понятна.

Мы решили некоторое время работать в индивидуальном режиме, чтобы разобраться с прошлыми отношениями. Договорились, что каждый из них будет напоминать себе, когда возникает стандартная для пары ссора: «Сейчас я разговариваю с Андреем, это не Костя», «Со мной рядом Ира, она не моя бывшая жена».

Такие простые фразы помогают прийти в себя, когда обуревают эмоции, вызванные прошлым опытом.

Бывшие партнеры влияют на нас в очень разных сферах. Мы думаем, что разошлись и все закончилось. Но сами того не понимаем, как много стало по-другому в нас самих. В новые отношения мы приносим не только боль, но и положительный опыт близости. Ведь с бывшим партнером и благодаря ему мы смогли пройти школу чувств и стали именно такими, какие мы есть, и встретили нынешнего партнера.

Нерожденные и умершие дети


Так бывает, что родители, тяжело переживающие смерть своего ребенка, чувствуют свою вину за это. Такая ситуация толкает их на разные решения. Например, родить «замену». Ко мне такая «замена» может придти во взрослом возрасте со словами: «Живу как будто не своей жизнью», «Чувствую себя виноватым перед мамой» или совсем с другими жалобами. На консультацию ко мне приходят люди, в истории которых, на первый взгляд, связь с умершим ребенком не видна.

Младший ребенок

Руслан, 27 лет, татарин. Он — младший ребенок в семье. Старший брат умер. На момент первой консультации Руслан был в отношениях с девушкой около двух лет. Девушка — русская, что его мама крайне не одобряла. Руслан пришел с проблемой, которую он обозначил так: «Каждый раз, когда думаю о свадьбе, что-то происходит, и свадьба откладывается. Девушка обижается, поговорите с ней». На мой вопрос о причинах, мешающих свадьбе, он привел такие примеры: мама заболела; у мамы дома сгорела электрика, надо было сделать ей ремонт; мама никогда никуда не выезжала, надо было отвезти отдохнуть за границу, и тому подобное. Руслан жалуется, что девушка ревнует его к матери. Сам клиент считает, что он обязан быть рядом с мамой, иначе он ее предаст, так как мать уже лишилась одного сына.

Следующий пример иллюстрирует влияние абортированных детей на отношения внутри семьи: супруги пришли на консультацию. Жаловались на свои регулярные конфликты. Жена рассказывала, что муж ее постоянно во всем обвиняет. Он не соглашался, говоря, что она сама все время видит обвинения там, где их нет. В процессе работы выяснилось, что жена долгое время чувствует свою вину перед мужем, не осознавая этого (так бывает, когда срабатывают защитные механизмы после травмирующих ситуаций). Чувство вины было связано с абортом, который она сделала много лет назад втайне от мужа. Муж, вопреки ожиданиям жены, спокойно отнесся к новости, выразив уверенность, что поддержал бы жену и на момент принятия решения. Прояснив ситуацию, супруги испытали облегчение, так как оба ощущали висящее в воздухе напряжение на протяжении многих лет.

Абортированные дети оказывают еще большее влияние, потому что про них чаще всего забывают, по ним не принято проводить траур, горевать. Обычно эта тема для женщин неприятна и ими замалчивается. Влияние на систему нерожденных, умерших детей снижается, когда мы не прячем болезненные истории, а можем о них говорить: сначала с болью, затем — со светлой грустью.

Другие значимые люди


Вы даже не представляете, как часто в психологической работе «всплывают» учителя, няни, врачи и другие люди, не являющиеся родственниками. Ну а как же иначе? Ведь это няня встречает из детского сада заплаканного ребенка, поругавшегося с подружкой, и поддерживает его во время первых шагов в школу.

А учителя? Первая учительница оказывает огромное влияние, например, на самооценку ребенка, на его дальнейшее отношение к школе и на многое другое.

Первая учительница

На консультацию пришла девушка, 23 года, Маша. Проблема: нужно идти на защиту диплома, а я очень боюсь. Чего именно? Оценки комиссии, особенно волнует одна конкретная преподавательница. Было предложено выбрать ассоциативную карту (из набора «Из сундука прошлого», Издательство «Генезис») и при этом думать о своем страхе. Выбрала, рассказывает: «Ну это я в первом классе, когда меня учительница глупой и ленивой называла. Я с тех пор к доске не выходила ни разу, соглашалась на двойку сразу». Одной встречи было достаточно, чтобы разрешить эту ситуацию, но как много лет Маша жила с этой историей!

Врачи иногда спасают жизни, тем самым буквально влияя на систему. Однако мы часто забываем о них, считая эту работу их обязанностью. Но мы все знаем примеры, когда люди очень по-разному выполняют эти самые обязанности. Так почему бы не помнить о тех, кто действительно помог нашей семье! Так, в моем окружении дедушка подруги дважды отмечает свой день рождения: в тот день, когда он родился по паспорту, и в другой — когда ему сделали операцию на сердце, благодаря которой его жизнь продолжается.

Жертвы и агрессоры


Жертвы — это все те люди нашего рода, которые каким-то образом пострадали от действий участников других семейных систем. Нет такой семьи, которая не потеряла бы кого-то во время Великой Отечественной войны. Если бы наш прадедушка не убил немецкого солдата, а все случилось наоборот, то тогда бы не родилась бабушка /дедушка, один из наших родителей, мы сами. Немец становится жертвой, тем самым давая возможность прийти в этот мир нам. Он как бы жертвует собой, и в результате рождаемся мы.

Агрессор, который убивает кого-то из нашего рода, кого-то из наших родственников, тоже влияет на наше появление на свет, как бы странно это ни звучало. Вполне возможно, что если бы он не совершил акт насилия по отношению к каким-то нашим родственникам или предкам, то, возможно, мы бы не родились. Это очень сложно понять, потому что не так очевидно, да и мысль не частая. Но к рождению привело данное конкретное стечение обстоятельств в его совокупности событий и их последовательности.

Обычно в этот момент мои клиенты говорят: «Ну вот, мы думали мы сами решаем, а оказывается, мы заложники системы».

Семья — это система, в которую входит огромное количество взаимосвязанных элементов. И наша жизнь во многом зависит от того, в какой системе мы родились и какие факторы повлияли на это рождение.

Обычно в этот момент мои клиенты говорят: «Ну вот, мы думали мы сами решаем, а оказывается, мы заложники системы». И да, и нет. Это как с физикой: мы не можем просто так взлететь, так как есть сила притяжения, но можем, изучив разные законы, изобрести самолет и взлететь на нем. Так и в семье: изучив механизмы своей собственной системы, мы можем изобретать все новое, именно это и называется развитием, прогрессом. И как в науке нет плохих законов, так и в семье нет плохого или хорошего, есть данность, и если мы видим ее, принимаем и используем как ресурс, то любой багаж из прошлого становится ценностью без кавычек.

В следующей статье мы расскажем, как развиваться, оставаясь стабильной семьей.

Коментарии1
Oleg Lenkov
21 мая, 08:53
По-моему, весьма полезная статья. Прочитал на одном дыхании.
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com