22 апреля
2378
0

Традиции родительства в бельгийской Фландрии

Мария Лебедева

Мы всегда очень радуемся, когда нам удается найти мам вне России. И особенно здорово, когда мамы находят время, чтобы поделиться своим бесценным родительским опытом, приобретенным в другой стране.

Сегодня ─ о традициях родительства в бельгийской Фландрии.


Наталья Еремкина

Меня зовут Наталья, мне 32, я живу в Антверпене с мужем, дочкой и тремя котами. На данный момент наслаждаюсь отпуском по уходу за ребенком длиной в два года, что редкость для Бельгии, где большинство мам ограничивается трехмесячным декретом. Так получается, что мы с мужем многие вещи делаем не как принято. Непьющие вегетарианцы по доброй воле, в чьих-то глазах мы наверняка дауншифтеры. Я ─ верстальщик каталогов с двумя местными высшими образованиями (журналистика и коммуникационные науки) и опытом работы организатором в государственном культурном секторе, муж — оркестровый посыльный во Фламандском театре оперы и балета, иногда модель, а в душе и по сущности — музыкант (да-да, с двумя дипломами юрфака и брошенной адвокатурой за плечами).

Возраст родителей


Если говорить о родительстве, то по возрасту мы вполне вписываемся в общепринятые рамки: как правило, детьми здесь обзаводятся в промежутке от 27 до 33 лет. По крайней мере, в среднестатистической фламандской семье фламандского же происхождения. Бельгия разделена на три языковых региона, и все они между собой очень сильно отличаются в привычках, менталитете, укладе жизни. Поэтому когда я говорю «бельгиец», я подразумеваю «фламандец среднего класса», просто потому, что за четырнадцать лет проживания могу многое рассказать о нем и, например, ничего о валлонце ─ жителе франкоязычной части страны. Равно как и о жизни марокканских или турецких эмигрантов, которые живут тут уже как минимум тремя поколениями (и для меня лично они такие же бельгийцы и фламандцы, как и все остальные), я знаю очень мало.

Так вот, о возрастных рамках. Сначала здесь принято получить образование, потом найти работу, начать строить карьеру, денег заработать, встретить между делом партнера для жизни, попробовать жить вместе, купить дом в ипотеку и только тогда уже думать о детях. В плане высшего образования мы с мужем никого нынче не удивим, каждый по своим причинам довольно долго учился. Сейчас высшее образование ценится больше, чем, скажем, 20 лет назад. Многие мои ровесники ─ первые в своей семье, у кого есть университетский диплом. А среди ровесников моей мамы часто встречаются те, кто и школы средней не оканчивал: учиться казалось долго и нудно, а хотелось самостоятельной жизни и побыстрее начать зарабатывать. Но и ценится высшее образование прежде всего потому, что оно позволяет найти более высокооплачиваемую работу. И вот тут мы с мужем оба «провалились» в глазах общества: работа не по специальности и заработок ниже того, который мог бы быть. Все больше и больше везде пишут и говорят о том, как важно для человека заниматься тем, к чему лежит душа, и все равно, по мнению многих, мы выбросили годы на ветер. Еще и ребенка родили, дом не купив! Помню удивление некоторых моих коллег по работе: «Ой, у вас же еще дома своего нет, как вы решились на ребенка в съемной квартире?». Фламандцы сами про себя шутят, что рождаются «с камнем в желудке» ─ то есть с тягой к собственному дому. Дом нужно купить до рождения ребенка, потому что это гарантия будущего и показатель стабильности, а мало что ценится фламандцем так высоко, как стабильность. При этом дом всегда в ипотеку: я не знаю ни одной семьи, которая могла бы купить жилье на личные сбережения. Как правило, к дому прилагается хотя бы маленький садик, чтобы ребенку было где бегать и собирать шоколадные яйца, которые на Пасху приносит заяц. Квартира считается менее удобным вариантом для семьи, потому что сада нет, а соседи со всех сторон есть. При этом большинство частных домов построено рядами, стена к стене, и соседей справа и слева, как правило, все равно не избежать. Но главное, чтобы жилье было свое, хоть и оно и станет таковым только через пару-тройку десятков лет. Интересно, что досрочно выплачивать кредит никто не стремится, даже те, кто мог бы. Людям очень важно поддерживать определенный уровень жизни: ездить в отпуск хотя бы раз в год и обязательно откладывать ежемесячно деньги на сберегательный счет.

Бюджет и отпуск


Отчасти этим и объясняется то, что большинство мам отдают ребенка в ясли в три месяца. Нужно выплачивать ипотеку, на что-то жить и откладывать, а поступиться комфортом готовы немногие. Декретный отпуск ─ шестнадцать недель, до родов обязательно взять одну, а можно максимум четыре. Большинство женщин стараются отработать всю беременность до конца, чтобы потом подольше побыть дома. Если, конечно, самочувствие позволяет. Таким образом, послеродового отпуска в лучшем случае остается пятнадцать недель, а в худшем ─ двенадцать. Он оплачивается полностью. Он очень хитро рассчитывается, но в итоге получается денег больше, чем если бы ты просто работала все это время. А дальше ─ ребенок в ясли, мама на работу. Но не только деньги и материальный комфорт тому причиной.

До Бельгии довольно поздно докатился феминизм и, как следствие, равноправие мужчин и женщин. Еще в начале семидесятых женщины не работали, не имели права на собственный счет в банке. Прошло сорок лет, а до сих пор в статьях о семьях пишут одну и ту же фразу: «Мужчина больше не единственный, кто зарабатывает деньги». Современная женщина не только работает, но и берет на себя большую часть домашних обязанностей, если верить статистике, и больше времени проводит с детьми, чем ее партнер. При этом ей ужасно страшно зависеть от мужчины. Логика проста: если зарабатывать меньше мужа, то ипотеку в равных долях не получится выплачивать, а важно делать это обязательно поровну, потому что иначе у него будет больше прав на этот дом, что не выгодно, если вы расстанетесь. Ну и потом, за это ли боролись бельгийские бабушки, чтобы в XXI веке на шее у мужа сидеть? Мужчине, в свою очередь, не очень приятно содержать женщину, ведь она же может пойти работать, почему это он должен за все платить? В обычной семье есть общий счет, куда оба партнера ежемесячно после начисления зарплаты переводят деньги на общие нужды: это ипотека, коммунальные услуги, питание, машина, если она общая, вещи для детей, совместный отпуск. На личном счету остаются деньги на свои расходы. Сберегательных счетов тоже может быть три: каждому свой, плюс общий. И надо видеть глаза людей, когда я им говорю, что в нашей семье все деньги общие, мы не делим на «твое» и «мое», не следим, чтобы все было поровну, а счета оплачиваем по принципу «у кого больше денег на данный момент», остальное по договоренности. Мне говорят: «Как, ты не боишься, что муж твой вдруг потратит огромную сумму на какую-нибудь личную прихоть, что не отложит из вашего общего втихаря себе на секретный сберегательный? Ведь все это в жизни бывает, ты никогда не можешь быть уверена в другом человеке». Я улыбаюсь и говорю, что не боюсь, многие ─ кто вслух, кто про себя, ─ думают, что это ужасно недальновидно с моей стороны. А я с недавнего времени думаю, что наверняка есть какая-то связь между отлучением ребенка от матери в три месяца и последующим недоверием к близким людям. Была бы психологом, с удовольствием исследовала бы эту тему.

Отвезя ребенка в ясли, мамы первое время плачут в машине на парковке перед работой или на работе в туалете

Мне не было и 19, когда я переехала в Бельгию. Можно смело сказать, что взрослым человеком я стала здесь, впитав местные ценности и порядки. Но вот к яслям я так и не стала относиться как к чему-то для себя приемлемому. Да и многим местным мамам очень непросто отдавать маленьких детей на попечение других. Отвезя ребенка в ясли, мамы первое время плачут в машине на парковке перед работой или на работе в туалете. Многие, не выдерживая разлуки, идут работать на полставки или меняют работу на такую, которая позволит забирать малыша из яслей пораньше.

Папе полагается отпуск в десять дней после рождения ребенка. Декретного для пап нет, но есть так называемый родительский отпуск, который могут запросить оба родителя на ребенка до 12 лет в любой удобный момент. Длится такой отпуск четыре месяца полной ставки, но можно разбить его на восемь и работать по полдня или брать один выходной в неделю, например в среду: этот день во всех садах, яслях и школах ─ короткий, и детей нужно забирать в половину первого. Папы этим отпуском пользуются немного реже, чем мамы. Пособие при таком отпуске ─ 707 евро в месяц, если покрывать им полную ставку.

Этот родительский отпуск я взяла сразу после декретного, а после него взяла еще один, на два года. Формально он называется перерывом в карьере или прерыванием стажа, запросить его могут оба родителя. Пожалуй, он ближе всего к российскому декретному отпуску, только с той разницей, что в Бельгии его можно взять на уход за ребенком до восьми лет. Длина такого отпуска ─ четыре года на весь рабочий стаж, сколько бы детей в семье ни было. Его можно дробить так же, как и родительский отпуск: скажем, не работать за счет него год, потом работать только на полставки, покрывая им вторую половину, или взять отгул на несколько лет на каждую среду. Этим отпуском пользуются реже, чем остальными, прежде всего потому, что это не очень выгодно финансово: пособие при таком отпуске ─ 432 евро при стаже менее 5 лет у текущего работодателя и 641 -─ со стажем более пяти лет, если брать его на полную ставку. К тому же, не каждый работодатель может предоставить этот вид отпуска. Например, фирма с персоналом в пять человек не может себе позволить два года проработать без одного сотрудника, даже несмотря на то, что у него есть такое право.

Семьи Фландрии


Обычная семья ─ это мужчина и женщина, находящиеся в гражданском браке, и несколько детей, из которых как минимум один от предыдущего брака. Гражданский брак в глазах общества ничем не уступает официальному, а то и выигрывает: меньше налогов, меньше бумажной и судебной волокиты при разводе. У разведенных или расставшихся пар сейчас популярно совместное родительство: дети половину недели живут у мамы, а вторую половину ─ у папы. Ребенок ходит в тот же сад или школу, что раньше, поскольку родители, как правило, продолжают жить в том же городе или даже районе. И если при официальном разводе такое решение принимает суд, то по окончании гражданского брака родители могут договориться и о другой схеме, например выходные и каникулы у папы или еще как-нибудь.

С двумя папами все так же, как с любыми другими приемными родителями: нужно записаться в огромную очередь на усыновление и ждать своего шанса

Однополые семьи тоже предпочитают гражданский брак официальному, хоть он и разрешен. Усыновление для них также разрешено законом, и для него не обязательно состоять в официальном браке. Среди однополых семей с детьми чаще встречаются семьи с двумя мамами. Что логично, конечно же: женщина может забеременеть и родить. При регистрации новорожденного в муниципалитете обе мамы сразу записываются в графу «родители», а еще не так давно той маме, которая не является биологической, нужно было пройти процедуру усыновления ребенка: заполнять бумаги, отвечать на вопросы чиновников при обязательном домашнем визите-проверке. С двумя папами все так же, как с любыми другими приемными родителями: нужно записаться в огромную очередь на усыновление и ждать своего шанса. Ждать можно очень-очень долго.

Дети, детские дома и аборты



В Бельгии нет детских домов, нет отделений отказников в больницах. Очень редко бывает, чтобы женщина, родив, отказалась от ребенка. Но если такое случается, тут же звонят первым в списке ожидающих усыновления, и ребенка забирают в новый дом. В той больнице, где я рожала, это 1-2 случая в год на 1800 рожениц. Если же ребенок в силу обстоятельств временно или насовсем остается без семьи, его определяют в семью опеки, где он может жить до совершеннолетия. Как правило, это большие семьи, где есть и свои, и «чужие» дети разного возраста, и государство финансово поддерживает их.

В целом аборт — это тема, которую не принято обсуждать совсем

При этом Бельгия находится в пятерке стран Европы с самым низким количеством абортов. Аборты официально разрешены с 1990 года, и это был один из двух случаев, когда король отказался подписывать принятый парламентом закон, сославшись на конфликт с собственными моральными убеждениями. В этом вопросе он передал свои полномочия правительству, и аборт был признан законным. В целом аборт — это тема, которую не принято обсуждать совсем. Считается, что это хорошо и правильно, что у женщины есть право самостоятельно решать, хочет ли она становиться матерью. К женщине же, когда у нее есть необходимость сделать аборт, относятся скорее с сочувствием, чем с осуждением. Стоит отметить, что только десятая часть всех абортов — аборты подростковые, но ранние беременности не то чтобы очень часто встречаются, и в низких социальных слоях населения их больше, чем в остальных. Ну и подростковая беременность — это не 13 лет, как в России, а до 19 лет включительно — и исследования, и общественное мнение придерживаются этих рамок. Есть социальные службы, которые оказывают всякого рода помощь подросткам — будущим матерям ─ и информационную, и финансовую, и психологическую в том числе, особенно в случае решения прервать беременность. Также и взрослой женщине, которая решилась на аборт, предоставляют психологическую поддержку. В Бельгии в целом отличная социальная система: в любой трудной ситуации есть к кому обратиться за помощью.

Среди фламандских семей довольно часто встречаются семьи с погодками, потому многие пары предпочитают «сначала повкалывать, а потом отдыхать» (это не я придумала, цитирую ). Семью с тремя детьми встретишь довольно часто, а вот с четырьмя и больше ─ редко. К слову, с каждым ребенком семья платит все меньше и меньше налогов, а с четвертого и вовсе от них освобождается, что, конечно, хороший подарок от государства, потому что налоги в Бельгии большие. Помимо уже упомянутых пособий на отпуска, есть еще «детские деньги»: 92 евро в месяц на первого ребенка, 168 на двоих детей, 250 евро на троих. Эти суммы выше для детей-инвалидов и для семей с одним родителем. Есть еще одноразовая премия при рождении или усыновлении ребенка: 1200 евро на первого ребенка и 920 на каждого следующего. И, наконец, премия фламандского правительства для тех родителей, которые работают во Фландрии и находятся в родительском отпуске или в периоде прерывания стажа, ─ 169 евро в месяц.

Я не знаю ни одной семьи, у которой бы была постоянная няня: среди семей среднего класса это считается роскошью

Можно подумать, что если большинство детей ходит в ясли, то яслей на всех хватает. Но это, к сожалению, не так. Как правило, нужно начинать подыскивать местечко еще во время беременности, то есть где-то за полгода до того, как ребенок пойдет в ясли. Ясли бывают государственные и частные. И те и другие платные, разница только в том, что в государственных сумма оплаты яслей зависит от общего семейного дохода, а в частных цена для всех одна. Как следствие, в государственные ясли большие очереди, хоть там и группы значительно больше: это может быть и 15-18 детей против 3-8 в частных яслях. Популярны еще ясли на дому. Это распространенный в Европе вариант, когда одна женщина присматривает за несколькими детьми у себя дома. Иметь постоянную няню не принято. Я не знаю ни одной семьи, у которой бы была постоянная няня: среди семей среднего класса это считается роскошью.

Кормление


В контексте яслей стоит рассказать про грудное вскармливание. Еще лет тридцать назад кормить грудью среди местных было не принято, это казалось пережитком прошлого, не слишком «подходящим» эмансипированной женщине. Считалось также, что от него грудь портится. И если тогда кормило процентов двадцать, то сейчас кормит большинство, хотя бы до выхода на работу. Решение кормить очень сильно поддерживается в роддоме, где учат правильному захвату и кормлению по требованию и не предлагают смесь при первых сложностях. Но и государство делает кормление возможным для работающих женщин.

Сцеженное молоко на следующий день несут вместе с ребенком в ясли, а воспитательница уже кормит из бутылки

У кормящей матери есть право на два перерыва в день по полчаса для того, чтобы сцедить молоко. Помимо этого работодатель обязан предоставить ей помещение под ключ с холодильником и водопроводом. А в больничной кассе, в которой у каждого бельгийца есть медицинская страховка, можно взять в аренду молокоотсос за 1 цент в день, если не хочется покупать этот недешевый аппарат. Сцеженное молоко на следующий день несут вместе с ребенком в ясли, а воспитательница уже кормит из бутылки. И несмотря на то что сцеживание требует немалой самоорганизованности, многие женщины таким образом кормят детей до полугода — срока, рекомендованного ВОЗ, а некоторые и дольше. В общественных же местах кормить стесняются, как мне кажется, хотя лично я редко замечаю на себе осуждающие взгляды, а кормлю не дома часто. Обычно так смотрят пожилые женщины. По возрасту, похоже, как раз те, кто мог бы в молодости бороться за эмансипацию. А вот удивления по мере взросления ребенка все больше. Но я улыбаюсь, когда ловлю чей-нибудь взгляд, и мне улыбаются в ответ.

С двух с половиной лет детей отдают в сад ─ на разговорном его называют школой. Сады, как правило, государственные и бесплатные, но очереди там тоже огромные. Есть и частные, тот же Вальдорф (здесь он называется Штайнер) или Монтессори, и туда тоже очереди. В Антверпене централизованная система записи, при которой нужно указывать минимум три сада по степени предпочтения. Не факт, что ребенок попадет в первый или даже в третий из этого списка. Роль играют не только наличие свободных мест, но и расстояние от дома, и наличие в саду братьев-сестер. Нам пока рано об этом думать, но большинство записывается за полгода, а то и раньше, чтобы точно попасть хотя бы в один из желаемых садов.

Родственники


А как же бабушки и дедушки? Как правило, бабушка и дедушка еще работают и до пенсии им далековато, по крайней мере, на момент появления первого внука. Это отчасти и наш случай: часть бабушек-дедушек у нас рядом, но еще работают, а часть далеко, и общаемся мы в основном по Скайпу. Нынешним бабушкам-дедушкам чуть за 50, когда рождается первый внук, а на пенсию женщины выходят в 62 года , мужчины в 65. Так что внуков навещают по выходным и по средам. И на каникулах дети тоже часто проводят время с бабушкой и дедушкой ─ те зачастую специально в эти периоды берут отпуск, если еще работают. У местных пенсионеров еще очень много планов на жизнь, помимо внуков: они отправляются путешествовать, записываются на курсы рисования или фотографии, словом, посвящают время всем тем вещам, которые очень хотелось или нравилось делать, но на что не хватало времени. Поэтому с внуками помогают охотно, но бабушка и дедушка ─ это, в первую очередь, тоже люди, а не няньки, личная жизнь которых уже закончилась.

Конечно, бывают разные семьи и ситуации. Знаю семью, где обе бабушки вышли работать на полставки, чтобы сменять друг друга и нянчить внука, пока его мама работает. Или семью, где дедушка-пенсионер до трех лет внучки по своей инициативе каждый день проводил с ней, чтобы ее не пришлось отдавать в ясли.

Пожалуй, самое важное, что стоит запомнить из моего рассказа о детях, это то, что дети в Бельгии, как правило, желанны, запланированы, их любят, уважают, с ними считаются. Это выражается во всем: и в том, как спокойно и внимательно разговаривают с детьми, как спокойно ведут себя в моменты детских истерик, и в том, как улыбаются люди чужим детям. Те вещи, которые еще немножко «дергают» в России, здесь считаются нормальными и обыденными, совершенно очевидными: с ребенком можно везде ─ и в трамвай с коляской, и в автобус, и в кафе, и в ресторан, и в музей. Редко кто посмотрит косо и уж точно не прокомментирует. Мы часто гуляем с дочерью, посадив ее в слинг. Слингородителей вокруг не то чтобы очень много, и люди в целом не очень привыкли к такому типу передвижения ребенка, но чуть ли не каждый улыбается тебе при пересечении взглядов, а если и скажет слово, то в позитивном ключе. В кафе все улыбаются и пытаются привлечь к себе внимание ребенка, и даже когда девочка наша плачет, не желая уходить, это не вызывает у окружающих видимых негативных эмоций.

К детским вещам бельгийцы вообще относятся спокойно, передают их родственникам или друзьям, если у тех есть ребенок, или покупают подержанные вещи

Мне нравится, что ребенку можно быть ребенком: пачкать одежду, сидеть или ползать по полу в общественных местах или по земле, громко задавать вопросы, петь песни. Не услышишь на прогулке того уничижительно-раздраженного тона, который так часто встречался мне во время отпуска в России и Беларуси по отношению к детям. На мой взгляд, дети растут более спокойными и уверенными в себе, если их не одергивают по каждому поводу. Невозможно представить себе бельгийскую маму, которая говорит ребенку, чтобы он не лез на горку, а то курточку запачкает, например. К детским вещам бельгийцы вообще относятся спокойно, передают их родственникам или друзьям, если у тех есть ребенок, или покупают подержанные вещи. Это относится не только к одежде, но и к мебели, коляскам и всяким гаджетам типа видео- или аудионяни. Часто устраиваются рынки детских вещей, где, скажем, за 5-10 евро можно купить целую коробку одежды для ребенка с младенчества до 2 лет. Конечно же, есть люди, которые покупают все дизайнерское и дорогое, но это не назовешь общей тенденцией. Родители много внимания уделяют экологической составляющей, поэтому если и тратят больше денег, то на одежду из экоматериалов или на качественные игрушки вместо цветного дешевого пластика, а бренды при этом не имеют особого значения.

У нас почти нет друзей и знакомых с маленькими детьми, поэтому мы чаще покупаем одежду в H&M, Zara, Next и прочих бюджетных местах. Обычно я заказываю по интернету с доставкой на дом, это экономит много времени. А вот игрушки предпочитаю качественные, не китайского производства, по принципу «лучше меньше, но лучше». Но игрушки дарят чаще всего, поэтому мы очень редко что-то сами покупаем. У нас растет ручная девочка, так что ни столь популярного здесь манежа, ни шезлонга, ни аудионяни у нее нет, зато есть мамины и папины ручки, мамина и папина же кровать, а играет она на разложенном диване или на детском коврике на полу. Купленная в ИКЕА кровать пока не использовалась по назначению. Коляска Bugaboo и стульчик Stokke ─ самые дорогие штуки в нашем доме из вообще всего, но они были подарены.

Роды


В Бельгии очень хорошо рожать. Мне понравилось, как все устроено. В отличие от соседней Голландии, где большинство предпочитает рожать дома, в Бельгии роды в больнице популярны. Родильное отделение больницы, в которой я родила, отмечено международным знаком Baby and Mother Friendly Hospital. Суть в том, что в нем поддерживают грудное вскармливание, а к родам относятся, прежде всего, как к естественному процессу. То есть, не стимулируют роды просто для того, чтобы ускорить процесс, эпизиотомию делают крайне редко и только если есть реальная угроза здоровью малыша. Обеспечивают максимальный комфорт в родовой палате: приглушенный теплый свет, музыка по желанию, огромная ванная комната, мячик, специальный стульчик и канат ─ все это в распоряжении мамы. Во время родов в комнате находятся только будущие родители и акушерка, никакого лишнего народа. Доктор приходит в самом конце родов принять ребенка, и обычно это тот же врач, который вел тебя всю беременность. И, разумеется, в любой другой момент, если потребуется его вмешательство.

Папы имеют право посещения и пребывания в палате с раннего утра до позднего вечера, а в одноместной палате могут остаться на ночь

Родившегося ребенка от мамы не отлучают, если на то нет медицинских причин: взвешивают и измеряют прямо при тебе, в палате вы тоже все время вместе. Палаты максимум двухместные, новоявленных мам кормят отлично, предоставляя блюда на выбор даже вегетарианкам. Папы имеют право посещения и пребывания в палате с раннего утра до позднего вечера, а в одноместной палате могут остаться на ночь. Навещать вообще могут все: родственники, друзья, коллеги. Прямо с первого дня, без специальных халатов и тапочек. Бельгийская роженица в среднем несколько часов в день принимает посетителей, что лично я нахожу несколько утомительным, поэтому в больницу к нам приходили только родные, а друзья уже позже навещали нас.

Стандартное пребывание ─ четыре дня, но с разрешения врача можно уже через сутки выписаться. Нам хватило двух дней. Роды и пребывание в двухместной палате стоили 125 евро, остальное оплатила страховка. У меня базовая медицинская страховка, которая стоит 75 евро в год. Если еще до беременности взять дополнительный полис, стоимостью что-то около 300 евро в год, то он полностью покроет пребывание в одноместной палате, которая примерно на 1000 евро дороже двухместной.

После выписки из роддома на дом приходит акушерка, которая следит за здоровьем малыша и мамы, помогает с кормлением. Первые десять визитов оплачиваются страховкой, и, как правило, этого более чем достаточно. Можно также заказать себе патронажную сестру из специальной организации, но уже не бесплатно. Это акушерка, которая неделю или две живет в семье (или навещает каждый день), и, помимо ухода за мамой и малышом, помогает по дому: стирает, готовит, убирает, делает покупки, отводит и забирает старших детей из сада или школы. Мы решили, что справимся сами, а чужой человек будет больше стеснять, чем помогать, и не пожалели. У мужа как раз был отпуск, и мы хорошо со всем справлялись вдвоем: мы оба занимались ребенком, а муж взял на себя все домашние дела типа уборки-готовки-стирки.

Вообще с рождением связано несколько интересных обычаев. Например, еще до родов родители заказывают специальную открытку: на ней имя ребенка, время рождения, рост-вес, имена родителей и зачастую крестных, контактная информация и адрес магазина, где лежит список желаемых подарков. После родов открытку, дополненную нужными данными и напечатанную, рассылают родственникам, друзьям, знакомым и коллегам. Те идут в магазин, выбирают в списке подарок, а через месяц родители забирают подарки из списка в том же магазине. Очень удобная штука: и голову ломать не надо, и подарок желанный, и сумма может быть потрачена любая ─ как правило, в списке есть подарки на любой кошелек. Получать подарки по списку оказалось не менее приятно, чем без него, а открытку я сама нарисовала.

Но это еще не все: вместе с открыткой или чуть позже родители раздают или рассылают конфеты. В народе их называют «сахар на крестины». Обычно это такие плоские шоколадные «камешки» в цветной глазури, но мы отличились и заказали конфетки ручной работы со вкусом бергамота и кокоса и нанесением первой буквы имени дочери. Кстати об именах: еще не так давно во Фландрии был силен католицизм, и до сих пор во многих семьях сохранилась традиция давать ребенку имена крестного и крестной вторым и третьим именем. И быть крестным все еще почетно, хотя может быть так, что эти же люди и к верующим себя не причисляют.

Эмигранты


Меня часто спрашивают, легко ли эмигранту в Бельгии. Однозначно на этот вопрос ответить невозможно. Мне кажется, в первое время всегда нелегко, но всем по разным причинам. Мне, в силу возраста, было тяжелее всего без друзей, зато легко в плане языка, учебы и работы. Многое зависит от того, насколько человек открыт новому и как быстро он к этому новому адаптируется. Людям нетехнических профессий я бы Фландрию не рекомендовала: чтобы добиться чего-либо в карьерном плане, нужно хорошо знать нидерландский, английский, французский, да и немного немецкого не повредит. Разумеется, можно работать в крупной многонациональной организации и знать только английский, или быть крутым фотографом и говорить только по-французски. Но это уже частные случаи. Даже если не иметь амбиций в профессиональном плане, найти себя в другой стране непросто.

Фламандцы доброжелательны и охотно помогают иностранцам, но весьма сдержанны в проявлении эмоций и очень уважают личное пространство и границы. Это многими расценивается как холодность, поэтому людям с южным темпераментом и многим славянам здесь не комфортно. Мне же, родившейся и выросшей в очень маленьком городке, где все всех знали, очень по душе такая сдержанность. Во Фландрии я дома и не чувствую себя эмигрантом, хотя для большинства фламандцев я навсегда останусь иностранцем, сколько бы лет ни прожила здесь, сколькими бы языками ни владела. Это в совершенных мелочах проявляется, но оно есть. Никуда, например, не денешься от замечания о том, «какой у тебя прекрасный голландский, почти совсем без акцента». Я живу здесь 14 лет, фразу эту слышу 13,5 и, похоже, буду слышать всегда. А в остальном истории эмигрантов такие разные, что очень сложно привести их к какому-то общему сценарию. Лично мне кажется, что эмигрировать лучше как раз семьей, потому что, как говорится в детской книжке японца Юсуке Ёнедзу, «вместе мы чуть-чуть сильнее».

Коментарии0
Войдите, чтобы добавить комментарий
FacebookVk.com